Главная » Новости » «Мне было 16 лет, когда у меня началась эректильная дисфункция»

«Мне было 16 лет, когда у меня началась эректильная дисфункция»

«Мне было 16 лет, когда у меня началась эректильная дисфункция»

Заболевание

Мне было 16 лет, когда я впервые обнаружил, что мой пенис теряет твердость во время мастурбации. 

Потом у меня прекратилась утренняя эрекция. Это был первый знак, что со мной что-то не так. В течение следующего года ситуация постепенно ухудшалась. Мастурбация и секс стали даваться с трудом — в момент, когда я бросал стимуляцию, мой пенис тут же становился вялым.

Я практически уверен, что моя тогдашняя подружка замечала, что что-то не так, но нам было неудобно это обсуждать. Поделиться этим мне было не с кем; я вырос без отца, а школьным друзьям рассказать об этом стеснялся. Они бы меня просто обстебали. Вместо этого я, как все, продолжал хвастаться своей сексуальной жизнью.

Но делать вид, что все в порядке, было непросто. Я думал, что импотенция — это что-то, что происходит только с пожилыми мужчинами. Но оказалось, что эта проблема затрагивает все больше и больше молодых мужчин. Согласно недавно проведенному исследованию, каждый четвертый пациент, впервые обращающийся к врачу с эректильной дисфункцией, — моложе 40 лет. Мой нынешний доктор сказал мне, что каждый 10-й мужчина в какой-то момент жизни сталкивается с этой проблемой, но тема эта по-прежнему остается табу.

Порнография тоже играет свою роль. Я, когда был совсем молодой, смотрел столько крайне откровенной порнухи — иногда по нескольку раз в день,— что мне стало трудно достичь эрекции во время настоящего полового акта. У многих мужчин такие же проблемы.

Сейчас мне 25 лет. В какой-то момент я все-таки обратился к врачу, но мне от этого стало только хуже. Он просто отмахнулся, сказав, что я, наверное, слишком много мастурбирую. Я вышел из кабинета в полном расстройстве.

Тогда я стал тайно выписывать из Индии виагру по интернету. Перед половым актом я выбегал в ванную, чтобы принять таблетку, а после ублажал свою подругу оральными ласками минут 20, пока мой член не возбуждался до того состояния, что я мог в нее войти.

Каждая таблетка стоила 1 фунт 50 пенсов (чуть больше двух долларов), а в упаковке их было 20 штук. Я, наверное, за несколько лет потратил на них сотни фунтов! У большинства парней в бумажнике лежит презерватив, а у меня была виагра. Я не мог понять, почему это со мной происходит в таком молодом возрасте — все это доставляло мне колоссальное расстройство.

Если у меня вдруг заканчивался запас таблеток, то я впадал в панику и придумывал отговорки с тем, чтобы не заниматься любовью. Но даже когда лекарство помогало, я все равно не получал от секса удовольствие. Меня постоянно преследовал страх потерять эрекцию.

Однажды моя очередная подружка нашла эти таблетки и спросила, что это. Мне стало так неудобно, что я просто сделал вид, что не слышу ее вопроса. Эта тайна стала довлеть над нашими отношениями, и в итоге мы расстались. Мне жаль, что я ей не открылся, но тогда я этого очень стеснялся.

Таблетки, гели, уколы….

Еще через несколько лет я стал подумывать о самоубийстве. Мне стало трудно вступать в романтические отношения — как что-то могло из этого получиться, если у меня член толком не работал? Я думал, что раз у меня не стоѝт, то я никогда не смогу найти свою любовь и завести семью, а зачем тогда вообще стараться?

Я плакал ночью в подушку, волнуясь о своем пенисе. Я начал принимать наркотики. Я думал так: мой организм и так уже не функционирует нормально, так чего мне тогда трястись из-за своего здоровья? Наступил день, когда я окончательно дошел до ручки и не выдержал — рассказал все матери. Сидя у нее на кухне, я сказал, что если до 30 лет я не решу эту проблему, то сведу счеты с жизнью. Она очень расстроилась, но стала меня успокаивать и тут же записала меня на прием к другому врачу.

Меня направили к урологу, который порекомендовал целую кучу вещей: таблетки, гели и даже уколы. Уколы — вот это был ужас! Оказывается, актеры порнофильмов делают такие уколы, чтобы у них во время съемки не пропадала эрекция. Моя рука дрожала каждый раз, когда я подносил шприц к пенису.

Уколы помогли, но спустя полтора месяца я перестал их делать — это был кошмар какой-то. Я представить себе не могу, кому это может понравиться — всаживать шприц в свой член.

Долгожданный диагноз

Еще я стал ходить к психологу и задумываться о том, какую роль мое постоянное беспокойство сыграло в возникновении эректильной дисфункции. Я понял, что тот факт, что я так долго молчал об этом, лишь усилило мое беспокойство и ухудшило ситуацию. Это было как гора с плеч — то, что я наконец стал заниматься этой проблемой и не носил в себе больше этот ужасный секрет.

Я сдавал различные анализы, и мне, в конце концов, поставили диагноз — венозная утечка. Вкратце это означает, что кровь не циркулирует нужным образом в венах моего пениса, хотя отчего это происходит и насколько часто это встречается, — на этот счет мнения расходятся. Это может быть вызвано сосудистыми патологиями, травмой во время акта и чрезмерной мастурбацией, травмирующей ткани пениса, что затем может вызвать депрессию и чувство тревожности.

Все говорило о том, что нет какого-то долгосрочного решения моей проблемы с эрекцией. Я пробовал очередной новый препарат, и в течение нескольких месяцев все получалось. А потом я снова начинал психовать, и эрекция пропадала.

Новости по теме

«С автоматического режима на ручной»

В конце концов мой доктор предложил установить протез. Он состоит из двух пластиковых стержней, пересаженных внутрь пениса, к которым прикреплен специальный мешочек с физраствором, вживленный мне в низ живота. Протез действует как насос, спрятанный у меня в мошонке. До начала полового акта я сжимаю его раз десять, он накачивает артерии у меня в пенисе, и пенис возбуждается. Эрекция пропадает, только если я отожму кнопку фиксатора. И у меня по-прежнему сохраняется нормальное семяизвержение.

Моя нынешняя подружка, которую я встретил три месяца спустя после того, как мне сделали протез, все знает. Я, когда рассказывал ей об этом, пошутил, что перешел с автоматического режима на ручной. Она все правильно понимает, и я даже стал думать, что если бы встретил ее раньше, то, возможно, у меня всех этих проблем не было бы, поскольку я не переживал бы столько из-за всего этого.

Мои друзья тоже все знают. Я рассказал им об этом, назвав себя «мужчиной-роботом». Я тогда работал на стройке, и все стали меня просить показать, как это работает. Я как будто новый гаджет демонстрировал. Все мои самые близкие друзья меня поддержали. Я даже удивился — в течение нескольких лет я представлял себе, как они будут надо мной потешаться, а на самом деле им даже стало грустно от того, что я им раньше обо всем не сказал.

Я теперь на седьмом небе от того, что могу заниматься любовью и не волноваться больше, что у меня пропадет эрекция. Хотя иногда меня начинают мучить сомнения: правильно ли я сделал, что согласился на протез? Эта операция необратима, так что если лет через 20 вдруг появится лекарство от эректильной дисфункции, то я уже ничего с этим поделать не смогу.

Так что мой совет всем, у кого есть эта проблема: прежде чем начинать какое-либо лечение, обсудите это с кем-то по душам. А еще лучше — найдите понимающую партнершу, с которой вы не будете чувствовать стеснения. И уж точно не принимайте тайком виагру, как это делал я.

Рассказ записала Серена Кутчински

Читайте также о том, как сохранить мужское здоровье.

В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. Русская служба Би-би-си не несёт ответственности за их содержимое.




Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Спроси врача