Главная » Новости » Я умру, а все останутся: что нужно знать об эвтаназии

Я умру, а все останутся: что нужно знать об эвтаназии

Я умру, а все останутся: что нужно знать об эвтаназии

Alagich Katya/Flickr.com/CC BY 2.0 | Cridhe Mhòr/Flickr.com/CC BY-ND 2.0

В мае 2017 года СМИ писали о новом проекте компании «Мегаполис-курорт» — пакете услуг «Эвтаназия-тур», который дает возможность поехать в Швейцарию, оформить все необходимые документы, провести последние дни на берегу Женевского озера и уйти из жизни.

На днях на сайте Русской службы Би-би-си было опубликовано разоблачающее расследование: оказалось, компания «Мегаполис-курорт» не зарегистрирована, не является официально признанным туроператором или турагентством, а генеральный директор Анатолий Аронов периодически вбрасывает в медиапространство информацию о неоднозначных идеях для путешественников или посетителей кафе и ресторанов.

Помощь умирающим или легализованное убийство?

В апреле 2014 года Бриттани Мейнард было 29 лет. Около года назад она вышла замуж и планировала счастливое будущее: карьера, семья и дети… Все изменилось в одно мгновение, когда врачи поставили диагноз: глиобластома, злокачественная опухоль мозга четвертой стадии. Помочь девушке было уже нельзя — жить ей оставалось около полугода.

Когда Бриттани изучила информацию о своей болезни, она поняла: в конце отпущенного ей срока она может превратиться в «овощ». Пациенты с терминальными опухолями мозга не только страдают от невыносимой боли — они становятся совершенно беспомощными, теряют способность ходить, говорить и сдерживать позывы к дефекации. Так как организм Бриттани был молодой и крепкий, она могла провести в таком мучительном состоянии многие недели, медленно угасая.

Но девушка была не согласна на такой исход. Она решила уйти из жизни на собственных условиях. «Я умру в своей спальне, рядом будут мои родители, муж и лучшая подруга, и я смогу уйти спокойно. Я не знаю, как можно лишать кого-то такой возможности», — написала Бриттани в своей колонке в CNN незадолго до смерти. Бриттани хотела успеть отпраздновать день рождения своего мужа — 26 октября. Девушка умерла у себя дома 1 ноября 2014 года в окружении близких.

Источник: Alagich Katya/Flickr.com/CC BY 2.0

Кто придумал эвтаназию

Слово «эвтаназия» переводится с греческого как «хорошая смерть». Применительно к медицине его впервые употребил британский философ Френсис Бэкон. Он писал, что «необходимо специальное направление научной медицины по эффективному оказанию помощи неизлечимым, умирающим больным» и что «профессиональным долгом врачей по отношению к таким больным является эвтаназия».

И действительно, вплоть до 20 века врачи практиковали помощь в умирании неизлечимым больным. Но в годы Второй мировой войны отношение к практике изменилось. Это произошло из-за нацистской Программы умерщвления «Т-4», в рамках которой сначала стерилизовали, а потом и убивали психически больных людей, инвалидов и людей с тяжелыми наследственными заболеваниями.

Таким образом, эвтаназия стала приравниваться к нацизму, и после войны ее не одобряли ни врачи, ни обыватели. Врачей к тому же связывала клятва Гиппократа, которая прямо запрещает эвтаназию. «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла», — говорится в клятве.

В 21 веке в обществе снова заговорили о легализации эвтаназии. В конце концов, Гиппократ жил больше двух тысяч лет назад, когда не было точных средств диагностики. Сегодня при многих болезнях, таких как рак в терминальной стадии, врачи, как правило, могут определить, что пациент неизлечим, и жить ему осталось считанные недели или месяцы. Облегчить человеку жизнь и смерть в такой ситуации — разве это негуманно?

Легализация

Пионером легализации эвтаназии стали Нидерланды — там в 2002 году врачам разрешили помогать смертельно больным уйти из жизни. Затем к Нидерландам присоединились Бельгия и Люксембург. В 2014 году Бельгия стала первой страной, где одобрили эвтаназию для детей. В 2015 году помощь в добровольном уходе из жизни легализовали в Колумбии и Канаде. Также осенью 2015-го за легализацию эвтаназии проголосовал парламент Германии.

В Швейцарии ситуация интересная — эвтаназия, по сути, не запрещена. Уголовное законодательство Швейцарии наказывает за помощь в самоубийстве только в том случае, если человека склоняют к уходу из жизни — например, в корыстных целях, чтобы получить наследство или избавиться от престарелого родственника. Если же человек добровольно принял решение о смерти и пришел к врачу, чтобы получить, никто не будет возбуждать уголовное дело. Однако пациент должен сам принять лекарство — если врач сделает ему смертельный укол, это будет уже уголовно наказуемое преступление.

В США отношение к эвтаназии неоднозначное. В большей части страны она запрещена, и прервать жизнь с помощью врачей можно лишь в штатах Вашингтон, Вермонт, Монтана, Орегон и Калифорния.

Печально известная Бриттани Мейнард, которая и после своей смерти стала символом борьбы смертельно больных за право на эвтаназию, жила как раз в Калифорнии. Но ей не повезло: Бриттани умерла в 2014 году, а эвтаназию в этом штате разрешили лишь в 2015-м. Бриттани пришлось переехать вместе с семьей в штат Орегон, найти там нового врача, дом, поменять водительские права, ее муж взял длительный отпуск за свой счет.

Бриттани повезло, насколько это вообще возможно в ее ситуации, но далеко не у всех тяжелобольных есть силы и средства на переезд ради процедуры. Поэтому в США общественная организация Compassion & Choices («Сострадание и выбор») борется за легализацию эвтаназии во всех штатах страны.

Источник: oshokim/Flickr.com/CC BY-ND 2.0

Тем временем в России

Как и в большинстве стран, в России эвтаназия запрещена статьей 45 Федерального закона № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Последние 10 лет ведутся разговоры о легализации эвтаназии в России, но есть много причин, по которым это вряд ли произойдет в ближайшее время.

Первая причина — это религиозные убеждения. Хотя Россия — светское государство, прорелигиозные законы не одобряют ни самоубийство, ни помощь в нем.

Другая причина — это страх злоупотреблений. Многие врачи и законодатели считают, что в российском обществе с текущим уровнем медицины и судебной системы эвтаназия может стать легальным способом убийства.

Альтернатива эвтаназии для смертельно больных — это система паллиативной помощи, проще говоря, хосписы. В этих учреждениях пациентам обеспечивают уход и дают обезболивающие, чтобы люди могли провести последние дни в комфорте.

В России же ситуация с хосписами катастрофическая. Всего в стране порядка 70 таких учреждений, а по международным стандартам их должно быть порядка 500. С детскими хосписами все еще хуже: на тысячу умирающих детей — всего одна койка.

И даже если человеку удалось попасть в хоспис, не факт, что он получит там необходимый уход: по данным фонда «Подари жизнь», только 20% онкологических больных получают достаточное количество обезболивающих. Отчаявшиеся родственники даже прибегают к наркотикам, лишь бы облегчить страдания своих близких.

А некоторые люди и вовсе решаются помочь близким уйти из жизни даже под угрозой уголовного преследования. Например, пенсионер из Саратова застрелил больную раком жену и получил за это шесть лет колонии.

При правильном применении эвтаназия могла бы избавить от всех этих проблем. Согласны ли сами россияне с таким выходом?

Данные фонда «Общественное мнение» говорят: только треть соотечественников за легализацию эвтаназии. Еще треть россиян не определились со своим отношением к этому вопросу.

Источник: oshokim/Flickr.com/CC BY-ND 2.0

Право на смерть: результаты и последствия

В Нидерландах ежегодно принимают решение уйти из жизни около 5000 человек. Большинство из них — это онкологические больные в терминальной стадии. Возможность прибегнуть к эвтаназии помогает пациентам с нейродегенеративными заболеваниями, такими как болезнь Альцгеймера. Они могут принять решение, что хотят уйти, когда их личность разрушится под влиянием болезни, даже если тело при этом будет жизнеспособно. Также правительство Нидерландов обсуждает, можно ли разрешить цивилизованно покончить с собой здоровым пожилым людям, когда те решат, что настал их час.

Каждый случай эвтаназии рассматривается индивидуально. Пациент должен несколько раз высказать свое желание умереть и находиться при этом в ясном уме. Врачи оценивают его состояние, тяжесть мучений и шансы на выздоровление, а потом принимают решение. Надзорные органы тщательно следят, чтобы врачи не нарушали закон. В Бельгии, например, для этого создали Федеральную комиссию по оценке и контролю эвтаназии.

Бывают и неоднозначные случаи, когда сами пациенты злоупотребляют правом на эвтаназию. В той же Бельгии пациентка убедила врачей дать ей смертельный коктейль в связи с многолетней депрессией.

В Швейцарии, куда россиян обещала возить «Мегаполис-курорт», «суицидальный туризм» процветает: помочь с самоубийством врачи могут не только гражданам, но и приезжим.

«Проделка эта, мягко говоря, ужасна. Даже сложно представить, что чувствует человек, готовый отправиться на эвтаназию и при этом обманутый. Это не то что неэтично, это безнравственно. Однако в данном случае вопрос исключительно этический, а не правовой. Впрочем, я не думаю, что от этой новости всерьез пострадали много людей. Те, кому метод эвтаназии не близок, ничего не потерял. Те же, кому близок, многократно проверяют информацию, — сказал «Здоровью Mail.Ru» Андрей Давыдов, владелец похоронного бюро «Ритуал».

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Вверх