Главная » Новости » 12 величайших российских ученых-медиков

12 величайших российских ученых-медиков

Победитель полиомиелита

В 1937 году Михаил Петрович Чумаков в ходе экспедиции в Хабаровский край выделил вирус, вызывающий клещевой энцефалит. В дальнейших поездках по регионам страны ему удалось описать несколько видов геморрагических лихорадок; им же было предложено эффективное лечение трахомы антибиотиками.

В 1950-х годах Михаил Петрович с группой исследователей ознакомился с вакциной от полиомиелита, созданной американскими учеными Солком и Сейбиным. Изучив полученные в ходе сотрудничества данные, Чумаков с коллегами установили безопасность и устойчивость к мутации прививки, тем самым позволив СССР первым в мире начать всеобщую вакцинацию. За несколько лет болезнь в стране была практически ликвидирована, а производимый в институте Чумакова препарат экспортировался в 60 стран мира. Сам создатель вакцины Альберт Сейбин заявил: «Русские провели молниеносную войну против полиомиелита и победили, затратив на поражение противника в десять раз меньше времени, чем американцы».

Цитата из книги «Воспоминания о Михаиле Петровиче Чумакове» (Борис Нувахов, Сергей Дроздов, Ванда Погодина): «В 60-х годах, когда в Японии началась тяжелая вспышка полиомиелита, японские матери потребовали от своего правительства приобрести вакцину в Советском Союзе. Михаил Петрович поехал в Японию и на фоне эпидемии провел вакцинацию детей нашей вакциной. Эпидемия быстро пошла на убыль и вскоре прекратилась.

Прошло 30 лет. Неожиданно в Институте появились японцы, которые, как оказалось, были детьми привитыми тогда нашей вакциной. В память об этом, они поставили 30 роз под портретом Михаила Петровича и под аккомпанемент собственного оркестра исполнили специально сочиненную в его честь песню. Это был знак благодарности и глубокой признательности от всех детей Японии, спасенных им от калечества и смерти».

Хворь имени Боткина

Сергей Петрович Боткин уже при жизни получил признание: с 1870 года академик стал лейб-медиком царской семьи. За 5 лет до этого он создал эпидемиологическое общество, где с коллегами изучал распространение чумы, холеры, тифа, натуральной оспы, дифтерии и скарлатины. Исследуя заболевания печени, Сергей Петрович смог выявить новую «хворь», симптомами которой были желтуха, увеличение селезенки и иногда проблемы с почками. Описанный им вирусный гепатит А долгое время назывался «болезнью Боткина».

Цитаты: «Понятие о болезни неразрывно связано с ее причиной, которая исключительно всегда обуславливается внешней средой, действующей или непосредственно на заболевший организм, или через его ближайших и отдаленных родителей».

«Главнейшие и существенные задачи практической медицины — предупреждение болезни, лечение болезни развившейся и, наконец, облегчение страданий больного человека».

Повелительница антибиотиков

Зинаида Виссарионовна Ермольева первой в СССР в 1942 году получила пенициллин. В дальнейшем она сфокусировалась на борьбе с холерой, ситуация с которой обострилась во время Великой Отечественной войны. Очень пригодился и бесстрашный опыт 1922 года, когда Ермольева выпила раствор холерного вибриона, чтобы заразиться, и победила болезнь. В 1960 году Зинаида Виссарионовна с группой коллег разработала интерферон, применяемый и поныне для лечения ОРВИ, а иногда глаз и кожи. Позднее под руководством ученого были созданы и внедрены в производство множество препаратов, например экмолин, экмоновоциллин, бициллин, стрептомицин, тетрациклин и другие.

Цитаты: «…Плесень привлекала наше внимание еще и потому, что директор института Н. И. Гращенков показал мне перед поездкой на Волгу вырезку из английской газеты, в которой скупо сообщалось, что в Англии получен из плесени пенициллин. “Может быть, плесень, выделенная Т. И. Балезиной и мной в бомбоубежище, даст в руки врачей средство для лечения раненых?” — промелькнула мысль, когда я пробиралась как-то в свою маленькую комнатку в госпитале».

«…Каждую неделю по четвергам в моем кабинете собирались профессора, врачи, хирурги и нейрохирурги, кожники, педиатры, терапевты. Спектр действия пенициллина поражал своей широтой. Все делились результатами первых испытаний. С каким трепетом ждали мы, что скажут врачи о первых больных, которых лечили с помощью нашего пенициллина!..»

Анатом от бога

Николай Иванович Пирогов перед медициной России и всего мира имеет немало заслуг. Он первым создал топографический анатомический атлас тела, где отобразил послойное строение областей и органов человека. Уже в степени доктора наук Пирогов обучал военных хирургов и перерабатывал устоявшиеся практики, создавал новые приемы, нередко позволяющие отказаться от ампутаций. Одна из операций на голени носит его имя.

Также Николай Иванович первым в полевых условиях провел операцию под наркозным эфиром. В ходе Крымской войны ученый сначала усовершенствовал фиксирующую переломы повязку, добавив в нее крахмал, а потом развил идею, пропитав ткань жидким гипсом.

Цитаты: «Должно помнить, что дар слова есть единственное и неоцененное средство проникать внутрь явления».

«Будущее принадлежит медицине предохранительной. Эта наука, идя рука об руку с лечебной принесет несомненную пользу человечеству».

Борец с хаосом

Николай Васильевич Склифосовский — хирург-новатор, оставивший после себя более 70 публикаций. Выходец из большой небогатой семьи, он пробивал путь к признанию своим трудом и упорством. Не стремясь сделать операции короче, Склифосовский совершенствовал их технику. Особо врача интересовали полостные вмешательства на брюшине. В конце XIX века эти технически сложные даже по нынешним временам операции были совсем мало изучены.

Метод Склифосовского — основательное рассмотрение всех вопросов и индивидуальный подход к пациентам и их особенностям. Ученый путешествовал по Европе, где перенимал передовой опыт коллег. За несколько лет он освоил лечение гинекологических заболеваний, мочекаменной болезни, оперирование опухолей, пластику лица при повреждениях. Во время работы военно-полевым хирургом Николай Васильевич внедрил неподвижную повязку и сортировку раненых по степени тяжести травм, что избавило медиков от хаоса в работе.

Цитата: «Собирание земли русской закончено… а период детства, подражательности и культурных заимствований миновал. Мы заплатили роковую дань исторического ученичества и вступили в колею самостоятельной жизни. У нас есть своя литература, есть наука и искусство и стали мы на всех поприщах культуры деятельными и самостоятельными и вот, за исключением некоторых памятников из эпохи исторического периода нашей истории, нет у нас почти никаких свидетельств пережитого… Народ, имевший своего Пирогова, имеет право гордиться, так как с этим именем связан целый период врачебноведения…»

Больше, чем зоолог

Иван Михайлович Сеченов имел докторские степени по медицине и зоологии, популяризировал и развивал науку. Ученый описал феномены деятельности нервной системы: центральное торможение, суммацию возбуждений и последействие. Нобелиат Иван Петрович Павлов назвал его «родоначальником родной физиологии и носителем истинно свободного духа». Именно Сеченов заложил основы нейрофизиологии, физиологии труда, физиологии экстремальных состояний и других областей.

Цитата: «Все бесконечное разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности сводится окончательно к одному лишь явлению — мышечному движению. Смеется ли ребенок при виде игрушки, улыбается ли Гарибальди, когда его гонят за излишнюю любовь к родине, дрожит ли девушка при первой мысли о любви, создает ли Ньютон мировые законы и пишет их на бумаге, везде окончательным фактом является мышечное движение. Чтобы помочь читателю поскорее помириться с этой мыслью, я ему напомню рамку, созданную умом народов и в которую укладываются все вообще проявления мозговой деятельности; рамка эта — слово и дело».

Первый русский нобелиат

«Рок-звезда» мировой науки, физиолог Иван Петрович Павлов — наш первый соотечественник, удостоенный Нобелевской премии (если не считать Марию Склодовскую-Кюри, родившуюся на территории Российской империи). Известность пришла к нему после открытия усиливающего нерва сердца. Но основную славу ему принесли исследования рефлексов, которые он поделил на условные и безусловные. Кроме того, Павлов получил чистый желудочный сок через созданную им фистулу. Работы Ивана Петровича и поныне являются основой физиологии пищеварения.

Цитата: «Я и думаю, что если человек вечно будет с целью, которую надо достигать, то он не разочаруется в жизни. Если же человек живет бесцельно, вот у него минута, час, и он не знает, что ему делать, вот у него день, месяц, — а иные и всю жизнь свою не знают, за что взяться, — то, конечно, можно разочароваться. Жизнь может надоесть. Наоборот, если каждую минуту человек будет с задачей, целью, делом, то не только дни и месяцы, а и вся жизнь окажется малой для достижения тех целей, которые будет человек себе ставить. Тогда можно будет видеть людей, которые до конца дней своих горят своими целями…»

Основатель геронтологии

Вторым нобелевским лауреатом-россиянином по медицине стал в 1908 году Илья Ильич Мечников. Он открыл явление фагоцитоза (поглощения клетками других частиц) и фагоцитарного иммунитета, внутриклеточного пищеварения. Мечников изучал эмбриологию и создал направление научной геронтологии. Ученый считал, что человек должен жить без болезней и умирать «спокойной естественной смертью». Адепты этой теории отмечают его день рождения как «День Мечникова».

Цитаты: «Человек при помощи науки в состоянии исправить несовершенство своей природы».

«Пустые тревоги, страхи болезней и бед, которые редко оправдываются, — это просто вредные привычки. Надлежащим проветриванием и освещением сознания можно выработать в себе хладнокровие, самообладание и настоящую храбрость».

«Лица, желающие сохранить сколько возможно долее умственные силы и совершить по возможности полный цикл жизни, должны вести очень умеренный образ жизни и следовать правилам рациональной гигиены».

Знаток человеческого мозга

Владимир Михайлович Бехтерев исследовал работу мозга и остался в истории как психолог, психиатр и невропатолог. Он изучал и описывал действие гипноза, борьбу с наркоманией и алкоголизмом, эпилепсию. Физиологические рефлексы Бехтерева позволяют обнаружить поражения нервной системы в коре головного мозга или проводящих к спинному мозгу путях. Ученый оставил после себя большой объем публикаций, собственную школу с сотнями учеников, среди которых 70 профессоров. Деятельность Бехтерева была высоко оценена в Российской империи, СССР и по всему миру.

Цитаты: «Алкоголизм является таким социальным злом, которое трудно вообще переоценить».

«Подчас внушение и прививка идей играет гораздо более видную роль, чем логическое убеждение. Всякий общавшийся с народом знает это хорошо по собственному опыту».

«Можно сказать, что ни один вздох и ни одна улыбка не пропадают в мире бесследно».

Тот, кто дарил зрение

Имя Святослава Николаевича Федорова ассоциируется у нас с операциями на глазах. Для лечения катаракты он придумал заменять теряющие прозрачность больные хрусталики искусственными. Первые пластмассовые прототипы были изготовлены в 1959 году и вживлены кроликам. Долгие годы он развивал и совершенствовал свою разработку. Также Святослав Николаевич первым в мире стал оперировать глаукому на ранних стадиях. Федоров научился операционно останавливать близорукость, астигматизм и дальнозоркость.

Цитаты: «Врач, который боится, он еще не врач. Ведь успех хирургии заключается в полном отсутствии страха. Также, как побеждать во время войны может только тот, кто не боится смерти. Так и хирург, который не боится, что он сделает плохую операцию, оперирует нормально. Это самое простое и, в то же время, самое сложное — избавиться от страха».

«Люблю оперировать. Чувствуешь свою власть над процессом, словно ты в полете: надо набрать высоту — наберешь, нужен вираж — закрутишь. И как бы идешь все время по лезвию бритвы толщиной 100 ангстрем, тоньше волоса, но знаешь, что дойдешь, не упадешь. Ощущение ответственности и полезности того, что делаешь: этот пациент, почти слепой, завтра будет видеть. Я по характеру человек импульсивный, взрывной, и потому не мог бы быть, скажем, терапевтом: мне необходимо быстро увидеть результат сделанного».

Настоящий чумной доктор

Владимир Аронович Хавкин — выдающийся бактериолог, иммунолог и эпидемиолог. Анатолий Вассерман назвал его «трижды нелауреатом Нобелевской премии». Владимир Аронович жил и работал в условиях антисемитизма, но все равно добился выдающихся успехов. Он первым в мире в 1892 году создал эффективную убитую (то есть содержащую мертвые клетки болезни) вакцину от холеры. Ученому пришлось сначала сделать укол себе, чтобы доказать ее эффективность.

Уже через четыре года он решил новую задачу — изобрел также инактивированную прививку от чумы. Проблемы не были чисто теоретическими — в Европе и Азии шли эпидемии. Обе вакцины были успешно опробованы в Индии на тысячах пациентов и впоследствии стали спасительными для многих других стран. Интересно, что борьбу с чумой продолжила уже советский бактериолог Магдалина Петровна Покровская. В 1934 году она создала и успешно испытала на себе живую вакцину от чумы.

А.П. Чехов о Владимире Хавкине: «Чума не очень страшна. Во-первых, она не захватит особенно большого района, будет всё держаться на отдельных пунктах, во-вторых, как сила опустошительная она не страшнее дифтерита или брюшного тифа, в-третьих, мы имеем уже прививки, оказавшиеся действительными и которыми мы, кстати сказать, обязаны русскому доктору Хавкину. В России это самый неизвестный человек, в Англии же его давно прозвали великим филантропом. Биография этого еврея, столь ненавистного индусам, которые его едва не убили, в самом деле замечательна».

Ортопед, которому не было равных

Хирург-ортопед Гавриил Абрамович Илизаров большинству известен изобретенным им аппаратом для сращивания костей. Основные разработки ученого пришлись на первое десятилетие после победы в Великой Отечественной, когда многие вернулись с фронтов с переломами и повреждениями конечностей. Усугублялось положение большим числом инфекционных болезней: первый протез Илизарова в 1947 году помог снова полноценно ходить гармонисту, сильно хромавшему от туберкулеза коленного сустава.

В 1951 году врач предложил аппарат для чрескостного остеосинтеза. Путь к признанию был долгим: лишь в 1969 году ему удалось защитить докторскую диссертацию по своей разработке. Спустя три года о нем заговорила зарубежная пресса. В 1982 окончательно пришло международное признание: у Илизарова купили права на производство аппарата итальянцы. В тот же год метод профессора уже опробовали в других странах Западной Европы. С 1985 года аппарат Илизарова успешно экспортируется в страны Северной, а затем и Южной Америки.

Цитата: «С годами [испытываю] не только ничуть не затухающий, но постоянно растущий интерес к своей профессии, своему делу. И, конечно, свойственное настоящему врачу чувство ответственности за результаты своего труда, стремление видеть как можно больше людей счастливыми».

Adblock
detector
25 queries in 0,795 seconds.