Горькое с детства: кто спаивает малолетних в России

Доступ к спиртному детей не удается полностью предотвратить.

История с алкогольным отравлением семилетней жительницы Оренбуржья заставила задуматься о проблеме употребления детьми спиртного. В России на сегодняшний день действует жесткое антиалкогольное законодательство. Тем не менее случаи вовлечения малолетних в пьянство по-прежнему не редкость. Своей точкой зрения на проблему с «Известиями» поделились выздоравливающие алкоголики, чье знакомство с зеленым змием началось еще в младших классах.

Бабушка бутлегер

«Не пила целых семь лет, но потом пошла в школу» — этот старый анекдот воплотился в жизнь для семьи из Гая под Оренбургом. Там первоклассница попала в больницу после отравления алкоголем. Спиртное попало в организм ребенка не по нелепой случайности, а в ходе совместного распития в кругу старших подростков в местном клубе. В этой истории остается немало вопросов ко взрослым — в первую очередь к законным представителям ребенка, затем к администрации сельского клуба. И, разумеется, к тем, кто допустил, что несовершеннолетние сумели получить спиртное.

Как выяснили полицейские, девочка гостила у своей бабушки в селе Белошапка (Гайский городской округ), которая отпустила ее погулять с 17-летней соседкой. На танцах несовершеннолетние угостились спиртным, принесенным их 15-летним знакомым. Ребенка начало тошнить, и она вернулась домой к матери и во всем призналась. Самое удивительное в этом происшествии, что, как выяснили полицейские, контрафактное спиртное подросток приобрел у бабушки потерпевшей.

В отношении женщины составлены административные протоколы по ст. 14.2 КоАП РФ («Незаконная продажа товаров (иных вещей), свободная реализация которых запрещена или ограничена») и ст. 14.17.1 КоАП РФ («Незаконная розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции физическими лицами»).

В СКР сообщили о возбуждении уголовного дела.

Детский сад в наркологии

С девочкой произошел типичный случай алкогольной интоксикации, объяснил «Известиям» Руслан Исаев, президент Независимой наркологической гильдии.

— Это одно из патологических состояний пациента наркологического отделения. Чаще всего речь идет о разовом большом употреблении какого-либо психоактивного вещества. В таких случаях, как правило, зависимость еще не сформирована на физическом уровне.

Интоксикация обычно характерна для людей, не страдающих еще алкоголизмом, но употребивших значительную дозу спиртного.

— Ему плохо наутро, но на алкоголь он смотреть не может. Иными словами, здоровый организм отравлен. Другая ситуация — абстиненция, когда человеку плохо с утра, но он ищет спиртное — ему нужно опохмелиться. Это уже говорит о сформированной зависимости, — говорит врач-нарколог.

Чаще всего подростки и дети попадают в клинику в связи с интоксикацией. Впрочем, бывают исключения, но их крайне мало, говорит врач.

— Процесс лечения легкой интоксикации быстрый — обычно день-два. Если же речь идет о сильной интоксикации, то она лечится не в наркологии, а в реанимации и токсикологии. Это опасно для жизни — угнетается сознание, возникают другие негативные факторы. С детьми всегда существует огромный риск передозировки алкоголем. Поэтому если вдруг родители обнаружили, что их малолетний ребенок пьян, необходимо вызывать «скорую». Даже небольшая доза спиртного может стать причиной комы или даже смерти.

В случае если малолетний ребенок был замечен за употреблением алкоголя, следует обратиться к психологу.

По наблюдениям Руслана Исаева, который в прошлом служил в детско-подростковом наркологическом отделении, сейчас проблема стоит чуть менее остро, чем 10–15 лет назад.

— Такие случаи бывали и ранее. Какой-то невидалью это было разве что в советское время, но в последние 30 лет такое периодически встречается. Сейчас ситуация абсолютно точно не ухудшается, а, напротив, улучшается. Даже взять этот случай, девочка все-таки попала с интоксикацией [в больницу]. А когда-то у нас были пациенты 9–10 лет с уже сформировавшейся зависимостью.

Пациентами наркологических отделений чаще всего становятся выходцы из неблагополучных семей.

— В некоторых случаях дети воспринимали употребление как норму, как прием пищи. Чем больше людей вокруг пьют, тем больше шансов, что выпьет и ребенок. Другая среда проблемных детей — семьи с занятыми родителями. Мама и папа деньги зарабатывают с утра до вечера, а контроля нет. Период риска — это время каникул, особенно когда дети предоставлены самим себе.

По данным МВД за девять месяцев текущего года, из 21 227 несовершеннолетних преступников 2519 человек (почти 12%) были пьяны во время совершения правонарушения. Несовершеннолетних преступников стало заметно меньше (почти на 14%), и доля пьяных среди них тоже снизилась. При этом чаще стали привлекать к ответственности взрослых за сбыт спиртного несовершеннолетним. В 2020 году по ст. 151.1 УК РФ были осуждены 452 человека, а за систематическое спаивания лиц, не достигших 18 лет (ч. 1 ст. 151 УК РФ), — 94 человека (10 из них отправились в колонию). За первое полугодие 2021-го по статьям 150–151 УК РФ были привлечены 206 человек.

«Всегда найдется взрослый, который купит выпивку»

Есть мнение, что детский алкоголизм — болезнь социальная и связана исключительно с безнадзорностью, бедностью. Разумеется, у тех, кто растет в асоциальной среде, больше шансов связать жизнь с алкоголем с ранних лет. Но вопреки стереотипу, многие дети с алкогольной зависимостью растут в благополучных семьях. Во всяком случае, в общепринятом понимании — достаток, образованные родители. Например, семья Ульяны (имя изменено), согласившейся рассказать свою историю «Известиям».

— У нас было принято, чтобы спиртное стояло на столе в праздник. Дети тоже были вовлечены, чокались со взрослыми. Муж моей родственницы, итальянец, считал, что нужно с детства приучать ребенка к хорошему вину. Не помню, в каком возрасте я сделала первый глоток, но это случилось еще до того, как я пошла в школу.

Родственники и по сей день отказываются признать, что у Ульяны алкоголизм.

— Вино и дорогой алкоголь в нашей семье ассоциировались с респектабельной жизнью. Уже в начальной школе на детских днях рождения у меня были «законные» полбокала игристого. Алкоголь был в открытом доступе дома — скоро я стала незаметно отливать себе из запасов взрослых.

За городом, на даче, проблем со спиртным не было — его постоянно доставали подростки постарше, рассказывает Ульяна.

— Уже в 12 лет я систематически употребляла крепкое спиртное. А в школе часто была инициатором попоек. Я с легкостью могла достать бутылку. Это только кажется, что купить алкоголь подростку сложно. Всегда найдется взрослый, который поможет.

Пик употребления Ульяной спиртного пришелся на 2000-е годы, тогда законодательство было менее жестким, но за продажу алкоголя детям всё же штрафовали.

— Мы просто просили взрослых купить нам напиток. Кто-то, конечно, отказывал, чаще всего девушки, женщины. А мужчины соглашались.

Но очень скоро начались проблемы.

— Лет в 14–15 я попросила родителей отправить меня к психологу или как-то иначе помочь мне справиться с алкоголем. Не могла остановиться. Моим опьянением пользовались не только сверстники, но и взрослые мужчины. В старших классах среди знакомых у меня была дурная репутация.

С этим было сложно справиться. Но родители, тетя, у которой на глазах я выросла, игнорируют проблему до сих пор. Считают, что у меня всё в порядке, просто нужно пить чуть меньше.

Сегодня девушке 26 лет, она прошла программу избавления от зависимости.

— В семье мне навязывали алкоголь как символ роскоши, удовольствия, успеха. Но для меня спиртное всегда было связано с пошлостью. Проблемы с алкоголем вызвали самоуничижение и желание оставаться трезвой.

«Говорила, что покупаю родителям»

Ранний алкогольный старт в детстве привел другую собеседницу «Известий», Ирину (имя изменено), на улицу уже к 18 годам.

— Семья у меня нормальная, не деструктивная. Родители разбираются в вине, не злоупотребляют. Они всегда держали дома спиртное, но прикасались к нему лишь на праздниках. В подростковом возрасте мне давали выпить, считали, что лучше дома, чем в подворотне, — рассказывает Ирина.

Однако очень скоро Ирине стало требоваться всё больше и больше алкоголя.

— При всем демократичном отношении моих родителей дома мне не давали пить столько, сколько я хотела. Поэтому уже с 12 лет я стала выпивать на улице. Скоро для меня стало нормой покупать, пить, приходить домой пьяной. Родители ругались, и я понимала, что мое поведение не совсем правильное. И все-таки меня это не останавливало. Мне казалось, что чего-то ужасного в моем поведении нет. Между тем в старших классах я уже не приходила в школу трезвой.

Из-за пристрастия к алкоголю и сопутствующих факторов (круг общения, правонарушения) девушка сменила семь школ. Отношения со сверстниками не складывались. Ирина признается, что доставать спиртное ей было нетрудно. Ей было неловко просить посторонних купить ей выпивку — девушка пользовалась другой схемой.

— Я ходила по тем же магазинам, где закупались мои родители. У продавцов и в мыслях не было, что я покупала себе и пила в подворотнях.

После совершеннолетия от девушки отвернулись родители, какое-то время она даже провела на улице.

— Я лежала в специальных медучреждениях, состояла на профилактическом учете как несовершеннолетний правонарушитель. Там нам говорили, что существуют реабилитационные центры для подростков.

А однажды ко мне пришла моя бывшая собутыльница (я ее когда-то спаивала) и рассказала мне об «Анонимных алкоголиках».

Лишь через несколько лет Ирина решилась пойти на собрание, где ей помогли справиться с заболеванием. Сегодня у нее три высших образования, респектабельная работа, о которой она мечтала с детства. В свободное время она помогает другим алкоголикам, в том числе несовершеннолетним.

Сдерживающий фактор

На сегодняшний день в России довольно жесткое антиалкогольное законодательство, как административное, так и уголовное.

— Административный штраф за продажу алкоголя несовершеннолетним устанавливается ч. 2.1 ст. 14.16 КоАП РФ, — рассказала «Известиям» Надежда Швырева, председатель Ростовской областной коллегии адвокатов. — В случае установления факта продажи алкоголя несовершеннолетним, продавцу, отпустившему спиртное, будет назначен штраф в размере от 30 тыс. до 50 тыс. рублей. Кроме того, может быть назначено наказание в виде административного штрафа генеральному директору — от 100 тыс. до 200 тыс. рублей, а также магазину, как юридическому лицу — от 300 тыс. до 500 тыс. рублей.

Административный штраф за продажу алкоголя несовершеннолетним назначается, если в действиях продавца отсутствует состав уголовного преступления. Преступлением же считается неоднократный факт реализации продавцом алкоголя несовершеннолетним.

— В соответствии со ст. 151.1 УК РФ неоднократная розничная продажа алкоголя несовершеннолетним наказывается штрафом в размере от 50 тыс. до 80 тыс. рублей. Кроме того, согласно данной норме, правоохранительные органы могут применить к продавцу более жесткие меры: штраф в размере дохода осужденного за период от трех до шести месяцев; исправительные работы на срок до одного года. При этом осужденному может быть запрещено занимать определенные должности либо заниматься какой-либо деятельностью на срок до трех лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.