Главная » Новости » Из сердца в легкие: Андре Курнан

Из сердца в легкие: Андре Курнан

Из сердца в легкие: Андре Курнан

Как французский эмигрант подхватил «лженаучную» работу германского коллеги и внедрил ее в повседневную практику, рассказывает наш очередной выпуск рубрики «Как получить Нобелевку».

Андре Фредерик Курнан

Родился 24 сентября 1895, Париж, Франция.

Умер 19 февраля 1988 года, Грейт Беррингтон, Массачусетс, США.

Нобелевская премия по физиологии или медицине 1956 года (1/3 премии, совместно с Вернером Форсманом и Диккинсоном Ричардсом). Формулировка Нобелевского комитета: «За открытия, касающиеся катетеризации сердца и патологических изменений в системе кровообращения (their discoveries concerning heart catheterization and pathological changes in the circulatory system)».

В отличие от нашего первого героя, человек, развивший его идеи, прожил жизнь в двух странах на двух континентах.

Он родился в Париже в весьма интеллигентной семье. Мать — Маргарет Вебер — дочь бизнесмена, отец — врач Джулиус Курнан, потомок корсиканского поэта и участника французской революции 1848 года…

Курнан пишет в своей автобиографии, что влияние его матери должно было дать ему сильное чувство искусства и склонность к приключениям: «В моей матери дух приключений выражался прежде всего через воображение и сочувственное признание импульса приключений в других. Та же самая готовность к новому и неожиданному должна была сказаться и на моей жизни».

Курнан должен был получить классическое образование, но в возрасте шестнадцати лет он оставил лицей, чтобы разделить свое время между частным преподаванием философии и работой в частной лаборатории, чтобы узнать что-то о научных методах. Тем не менее он окончил университет и поступил на факультет естественных наук, чтобы поступить на медицинский факультет, что было вызвано главным образом уже влиянием его отца. Отец был стоматологом частной практики, однако — редкий случай — пользовался огромным уважением в академической среде. Потому что помимо простого зарабатывания денег Курнан-отец очень много занимался разработкой медицинской стоматологической техники и получил за это 25 патентов.

В 1914 году случилось два важных события: Арне поступил на первый курс медицинского факультета и началась война.

И вот посмотрите — если нашего предыдущего героя, Вернера Форсмана Первая мировая война опалила не самого, а отняла отца — то Курнан воевал сам. С 1915 по 1918 год он честно воевал на передовой в качестве самого беззащитного участника войны — санитара в пехоте. Повезло — выжил, и даже был отмечен тремя наградами.

Война завершилась, и занятия в Парижском университете продолжились. Начинал он как невролог — его докторская диссертация была посвящена рассеянному склерозу (к слову, нужно сказать, что это заболевание не имеет отношение ни к рассеянным людям, ни к забывчивости — просто очаги демиелинизации нервной ткани распространены по всему мозгу).

А получив желанную степень доктора медицины (достаточно поздно из-за войны — в 35!), Курнан внезапно делает неожиданный ход — переезжает в качестве иностранного специалиста в Колумбийский университет в США. Изначально он не предполагал оставаться в США, да и вообще занятия наукой не входили в приоритет Курнана. Он тоже хотел быть врачом частной практики, но к тому времени он уже нацелился на заболевания легких — туберкулез, эмфизема и так далее. Потому он решил сделать попрактиковаться в Штатах.

Это случилось в 1930 году. В принципе, тогда наука в США была гораздо слабее европейской в целом — и потому сделать карьеру было несложно. Карьера Курнана шла достаточно быстро — в 1933 году он уже был главой кардиопульмонологической лаборатории в госпитале Бельвю и у него был толковый ассистент, Дикинсон Ричардс. Первые их работы были посвящены пневмотораксу. Затем последовала эмфизема, а затем встал вопрос о том, как бы точно измерять давление и насыщение крови внутри сердца, для того, чтобы решить некоторые теоретические (и практические) вопросы пульмонологии.

В отличие от германских врачей, француз и американец не пропустили статью своего коллеги Вернера Форсмана, который в 1929 году поставил героический эксперимент по катетеризации сердца самому себе. В 1936 году Курнан и Ричардс начали эксперименты.

Проблем было много: нужно было сделать сам катетер, который должен был совмещать противоположные качества.

Он должен был быть достаточно жестким, чтобы точно передавать пульсовое давление, но в то же время достаточно гибким, чтобы безопасно продвигаться по сосудам и полостям сердца, не повреждая их. В итоге первые катетеры американцев были сделаны из пластифицированной ткани и имели внутренний диаметр около миллиметра (напомним, что Форсман не делал специальный катетер, а просто ввел себе урологический инструмент).

Многочисленные эксперименты, в ходе которых катетер оставался в сердце до семи часов, показали безопасность этого метода. И Курнан и Ричардс пошли дальше Форсмана. Как выпомните, Форсман вводил себе катетер через вену и доходил до правой части сердца. В США катетер дальше проходил в легочную артерию, проходя сердце насквозь.

Но, конечно, главная заслуга американских коллег — это работа по признанию метода, который перевернул кардиологию.

Более того, Курнан применил этот метод и в детской кардиологии: он делал катетеризацию сердца у детей с различными типами врожденных пороков сердца. При дефекте межпредсердной перегородки у таких больных есть отсутствующее в норме отверстие между правым и левым предсердиями. Курнан прошел катетером в левое предсердие больных с этим пороком и смог измерить давление крови в камере.

То, что Нобелевская премия по физиологии или медицине 1956 года досталась всем троим — это очень справедливо. Горен Лилиенстранд из Каролинского института специально отметил работы второго и третьего лауреатов как усилия, для того, чтобы «официально одобрить этот метод [созданный Форсманом], который позволил им триумфально войти в мир клинической медицины».

Читайте также: История генетической революции.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.