Главная » Новости » Как я борюсь с депрессией: личный опыт

Как я борюсь с депрессией: личный опыт

В современном мире депрессия — одна из самых стереотипных тем, которая обросла своими мифами, мемами и шутками. С одной стороны, существует непонятная романтизация не только депрессии, но и психических болезней вообще, с другой — налицо непонимание, как с этим справиться: куда обращаться, что делать и как реагировать?

На самом деле поэтической возвышенности в депрессии примерно столько же, сколько в диарее, а вот вылечить ее намного сложнее. Проект Здоровье Mail.ru собрал истории людей, которые начали борьбу с «плохим настроением» и почти одержали победу.

Маша, 26 лет, редактор-копирайтер

На самом деле я очень долго не могла понять, что у меня депрессия. Мне казалось, что для нее должны быть какие-то серьезные предпосылки: умер кто-то, с работы уволили, парень бросил. У меня ничего такого не было.

Просто в какой-то момент я стала замечать, что мне все неохота. Не охота идти на работу, неохота идти в бассейн, неохота с друзьями видеться. Все как-то воспринималось апатично. После работы хотелось скорее домой. Дома хотелось спать или смотреть тупые видюшки в инсте. От большего мозг уставал и начинала болеть голова. Потом меня перевели на удаленку, и мне вообще не надо было никуда ходить, но сил почему-то все равно не прибавилось. Наоборот, стало еще более неохота следить за собой. Или даже поесть.

Впервые тревогу за свое состояние я почувствовала, когда однажды встала с кровати и поняла, что уже неделю редактирую один и тот же абзац. К этому времени я уже порядком деградировала: у меня был абсолютный бодипозитив, а продукты мне привозили из «Утконоса». В общем, я поняла, что если не начну что-то делать, то мне придется искать другую работу и другую квартиру, потому что за эту мне платить будет нечем.

А дальше начались сложности, потому что куда обращаться, я не знала.

Пошла в обычную районную поликлинику, где врач сказал мне, что я просто бешусь с жиру. Думаю, что то же самое мне сказали бы друзья, но, слава богу, к тому времени я почти ни с кем не общалась — все бесило, и было лень даже разговаривать.

Затем я отправилась на прием к платному невропатологу, который выписал мне анализов на 15 000 рублей. Я его не виню, ему надо отрабатывать план по продажам на каждого клиента. Для успокоения я сдала анализ на ВИЧ и уровень железа в крови в поликлинике и поехала домой просто ждать, что будет дальше. Где-то через месяц я пошла уже к платному психиатру, так как работать не получалось совсем, да и из кровати вылезти было почти нереально.

В чем сложность лечения депрессии вне зависимости от ее вида? Психиатр просто выписывает лекарства, от которых, грубо говоря, появляются силы, но которые не решают проблему. Психотерапевт вроде бы решает проблему, но ему выгодно, чтобы вы к нему ходили как можно дольше. Ведь вы — его заработок. Соответственно, лечение не происходит быстро и не получается дешевым. А ведь надо еще как-то жить, работать и что-то планировать.

Лично у меня все закончилось пока тем, что я уехала обратно к родителям, чтобы не платить за съемное жилье, продолжаю принимать антидепрессанты и раз в неделю на связи со своим терапевтом. Примерно на третий месяц лечения я наконец стала ощущать хоть какой-то результат. Например, вставать по утрам мне уже не так мучительно, появляются хоть какие-то эмоции, а не просто ощущение того, что ты в какой-то закрытой банке. Не знаю, когда все это закончится. Единственное, о чем я жалею сейчас, так это о том, что не обратилась к специалисту раньше.

Катя, 32 года, программист

Проблемы с настроением у меня начались около трех лет назад. Связано это было с потерей мужа. Он неожиданно умер прямо на тренировке по теннису. Да, здоровый с виду такой сорокалетний мужик.

Были апатия, слезливость, идеи, что мне уже тоже, что называется, пора. Круг общения сузился, и со стороны это может показаться вполне естественным: человек переживает горе, ему не хочется ни с кем разговаривать. Фишка в том, что через год такое поведение напоминало уже конкретную такую осознанную самоизоляцию: я вообще никуда не выходила. И не работала. Просто лежала дома и смотрела телевизор, но не вникала в суть того, что там показывают, или спала. У нас были скопленные деньги, так что я могла себе это позволить.

Единственная моя связь с миром — мой ребенок, который по большей части жил у бабушки с дедушкой и которого я забирала на выходные. Но потом прекратилось и это. У меня просто не было сил сесть в машину и приехать к родным. Да и желание, чтобы сын видел мои заплаканные глаза, тоже отсутствовало.

Как-то раз мне позвонила моя мама и спросила, когда я последний раз мыла голову. Я не помнила. В итоге она просто приехала, заставила меня взять направление в поликлинике и повезла в клинику на Шаболовке, которая специализируется в том числе на лечении депрессии. Она государственная, и обратиться туда может любой житель Москвы. Там после анализов и нескольких консультаций мне уже поставили диагноз и предложили методы лечения: стационарно или амбулаторно. Наверное, до тех пор, пока я не поговорила с доктором, я вообще не думала, что со мной что-то не так. Пожалуй, этот факт меня больше всего удивил: я вообще не понимала, что со мной происходит.

Наверное, главная проблема депрессии — это то, что тебе просто лень что-либо делать, так как ты ощущаешь тщетность любых усилий. Зачем? Для кого? Еще один важный фактор: общество у нас совершенно не информировано и не знает ни о признаках, ни о последствиях такого рода болезней. Как себя вести? Как помочь?

Все думают, что депрессия — это лень, ПМС, ну или просто человек вредничает. А человек не вредничает, ему на все плевать, и ничего его не интересует.

Главная сложность даже не в деньгах, можно найти и группы поддержки, и бесплатные консультации, главное — вот именно заставить себя это сделать: куда-то пойти, рассказать о проблеме. Возможно, люди просто не знают, что делать. Они боятся, что над ними будут смеяться, что их не поймут. Ведь у нас как бы даже принято смеяться над тем, что у человека депрессия. Все думают, что это он сам себе ее придумал.

Уже год, как веду относительно нормальную жизнь: работаю, воспитываю ребенка. Активная фаза лечения у меня заняла где-то полгода. Я пила антидепрессанты, ходила на телесно-ориентированную терапию, в бассейн. Примерно через 4 месяца после начала лечения я пошла на работу, которая помогла более-менее социализироваться. Сначала это была неполная занятость, потом стандартная пятидневка. Я до сих пор продолжаю ходить к психотерапевту. Это еженедельные встречи, на которых мы продолжаем прорабатывать какие-то мои проблемы. Еще я сменила жилье. Переехала ближе к родителям.

Кирилл, 30 лет, преподаватель

Не могу назвать себя жизнерадостным человеком по жизни, то есть некоторый негативный взгляд на мир у меня всегда был. Реальные проблемы у меня начались, когда я закончил аспирантуру. У меня появились переживания на тему того, что я понял, что на самом деле не хочу заниматься научной работой. Меня все это бесит. Все эти кафедры и конференции. Одни и те же лица. И что мне вообще не интересно то, чем я занимался последние лет десять. Делал это просто по инерции и больше ничего и не знал.

Ко всему добавилась личная драма, и, как последняя капля, — у банка, в котором я держал счет, отняли лицензию. В один момент я как бы потерял все: деньги, планы, кем я хочу быть, когда вырасту, и девушку, с которой планировал строить дальнейшие отношения. Я занял денег у друзей, а потом взял кредит.

Сначала у меня возникло чувство постоянной тревожности, которая сильно мешала сосредоточиться вообще на чем-либо. Я быстро уставал и работал уже не так продуктивно. Затем у меня появилась бессонница. Я мог спать часа четыре за всю неделю. Из-за этого у меня начались мигрени. Бессонница, пожалуй, бесила больше всего. Ты устал за день, хочешь спать, но стоит тебе лечь в кровать, как ты не можешь заснуть, потому что не можешь успокоить навязчивые мысли в голове.

Я начал пить на ночь, чтобы немножко расслабиться и заснуть. Стал просыпаться по утрам не только с синяками, но еще и с опухшим лицом и головой, которая раскалывалась в течение всего дня. Я рефлексировал на тему того, что мне скоро тридцать, а я все еще никто, и перспектив стать кем-то у меня мало. Квартиру я себе сам не куплю на такую зарплату, машину — тоже. Наверное, это можно назвать каким-то тяжелым экзистенциальным кризисом.

Для меня самым сложным во всем этом был момент необходимости признать то, что я не могу сам справиться с проблемой и мне нужна помощь. Затем было не очень понятно, где эту помощь искать. Куда идти? С момента, когда началась проблема, и до того как я пошел к специалисту, прошло примерно полгода. И пошел даже не сам, а по настоятельному совету моей бывшей коллеги, у которой был похожий опыт. Сложность моей ситуации усугублялась тем, что у меня назрело две проблемы: собственно, депрессия плюс алкоголизм (я выпивал на ночь половину бутылки крепкого алкоголя, иначе просто не засыпал). То есть, приди я раньше, мне не пришлось бы еще признавать то, что я еще и алкоголик, это депрессию лишь усугубляло.

Вторая сложность — дорогое лечение. Психотерапевт — это 3000–5000 за сеанс, таблетки, анализы, нарколог. Плюс у меня начались проблемы с пищеварительной системой. А это еще и специальная диета и гастроэнтеролог. Что-то из этого можно сделать бесплатно, но это будет долго и со всем вытекающим отсюда эмоциональным фоном, типа: «Настроение плохое? А инвалиду как?»

У людей совершенно нет никакого понимания, что депрессия — это не шутка, а реальная беда. И любое негативное замечание может иногда стать последней каплей.

Сейчас дела обстоят так: я сменил работу. Перешел на репетиторство. Денег стало меньше, зато больше свободного времени, которое я трачу на самообучение: прохожу стажировку в качестве тестировщика ПО и собираюсь в дальнейшем работать в этой отрасли. Сижу на антидепрессантах, хожу на бесплатную группу поддержки, разговариваю с терапевтом по скайпу, потому что за такую консультацию он меньше берет. Можно сказать, что я живу впроголодь: все деньги уходят на оплату кредита. По выходным я подрабатываю курьером. Возможно, это прозвучит странно, но сейчас моя жизнь мне нравится больше, чем до того, как у меня случились все эти проблемы. Во всяком случае, я не обманываю себя какими-то нереальными мечтами, а просто делаю то, что хочу, и то, что от меня зависит.

Adblock
detector
24 queries in 0,736 seconds.