Главная » Новости » Как я лежала на сохранении по ОМС: 7 заповедей пациента

Как я лежала на сохранении по ОМС: 7 заповедей пациента

Первая двойня на участке

Когда я узнала о том, что стану мамой, то долго сомневалась, как поступить: «сдаться» в государственную женскую консультацию (ЖК) или вести беременность по контракту. Роды предстояли первые, так что личного опыта я приобрести не успела. Оставалось верить слухам о грубости гинекологов, рассказам об акушерской агрессии и травматичным детским воспоминаниям об осмотрах в госбольницах.

С другой стороны, у меня есть полис ОМС: двери любой клиники, ЖК, роддома или перинатального центра чисто технически для меня открыты. Зачем ради дополнительного комфорта, например, удобной кушетки в коридоре, на которую я даже не присяду, тратить деньги, которые пригодятся на детей (я уже знала, что будет двойня)?

Я пошла на разведку в ближайшую женскую консультацию. Оказалось, что у меня молодая, вежливая и очень приятная врач. Немного насторожил радостный возглас медсестры: «Ну, вот вам и первая двойня на участке, поздравляю!»

Думаю, каждой будущей маме хочется, чтобы ее вел опытный специалист. Однако чувствовала я себя прекрасно, беременность переносила легко, даже токсикоз меня так и не посетил. Я решила ни за что не платить. Тогда я еще не знала, что мне это будет стоить в общей сложности почти месяца совершенно бесплатного лечения на сохранении в перинатальном центре…

Пессарий вам поставят за один день

В первый раз я попала на сохранение «по недосмотру». Как примерная беременная, я приходила раз в две недели на прием в ЖК, где с меня «снимали мерки»: вес, давление, размеры живота. Все было хорошо до третьего скрининга на 30-й неделе. Врач УЗИ-диагностики измерила шейку матки и вдруг заявила: «21 мм! Надо срочно ставить пессарий. Я напишу все вашему врачу, когда у вас прием? Завтра? Ну приходите завтра».

На следующий день на приеме мой врач в ЖК была полна оптимизма: «Пессарий — это простая процедура, сходите в наш перинатальный центр. Вот, выписываю направление. Пессарий можно купить или поставить тот, что предложат. Может быть, уже сегодня домой вернетесь!»Я поверила, даже домой заходить не стала, сразу поехала туда. Была пятница. Лечащего врача я увидела только в понедельник, а в стационаре в итоге пролежала неделю.

Когда на первичном осмотре «при заселении» в больницу я пересказала, что «тут же поставят» и «дадут бесплатно», мне удивленно ответили: «А где я вам его найду, для начала?»

Так меня и положили на сохранение — без вещей. Первую ночь спала, в чем пришла, ходила по стерильным коридорам больницы в кроссовках, обошлась без гигиенических процедур и в панике рассылала списки того, что можно и нужно передать. Выяснилось, например, что тарелка — это предмет общего пользования, а кружку и ложку надо непременно свою. И чем скорее, тем лучше! Вот прямо к открытию окошка передач пусть родственники подъезжают, если сейчас сорваться с работы с кружкой в руках не могут…

Второй раз я легла на сохранение снова без вещей и так внезапно, что думала — третьего раза уже не будет. Тогда врачи заподозрили низкую частоту сердцебиения у одного из плодов и прямо с осмотра повезли меня в родблок. Если бы диагноз подтвердился, вместо сохранения меня бы ждало кесарево на 34-й неделе беременности.

Зато неделю перед родами, когда я легла на сохранение в отделении патологии больших сроков «на всякий случай» перед плановым кесаревым, я была уже тертым калачом. Итак, вот заповеди пациентки акушерского стационара, которые я узнала за этот месяц на сохранении. Лучше об этом знать с самого начала.

1. Всегда бери с собой «сумку в роддом». Всегда!

«Сумка в роддом» — это на самом деле три сумки: первая — вещи, которые понадобятся до родов в отделении патологии (ночнушка, зубная щетка, кружка, ложка и так далее), вторая (самая маленькая) — мелочи, которые можно захватить в родблок, третья — все, что понадобится после родов, в основном новорожденному. Так вот первую сумку надо брать всегда, даже если вы вообще не планируете никуда ложиться, буквально мимо проходили.

Хотя даже собранные вещи ничего не гарантируют. Когда я попала в стационар во второй раз, то не планировала там оставаться. Надо было просто «показаться», так как срок уже подходил, 34 недели, а двойни — это, как правило, плановое кесарево где-нибудь на 37-38-й неделях.

Однако посреди УЗИ врач неожиданно достала мобильный и сказала: «ЧС [частота сердцебиения] 60! Двойня! Срочно каталку».

Затем повернулась ко мне и успокоила: «Вам просто измерят ЧС на другом аппарате и в динамике».

Дальше было жутковато: две медсестры увезли меня на каталке этажом ниже (кстати, трясло так, что лучше бы дошла сама). Там рожали, буквально из каждого родблока раздавались стоны, крики, мычание… У меня забрали одежду, даже нижнее белье, и вручили бумажную полупрозрачную ночнушку.

Тут я поняла, что они готовятся, в случае чего, меня кесарить, так что каждому вновь заходящему в родблок медику с деловитым блеском в глазах я с порога кричала: «Мне просто измерить ЧС в динамике!». Волшебная фраза срабатывала, врач терял ко мне интерес и уходил.

ЧС оказалась в норме, но выписывать меня никто не собирался: «У нас опытные специалисты, они не могли ошибиться. Надо понаблюдать. Или пишите расписку, тогда мы с себя ответственность снимаем». Конечно, я осталась, страшно же. Они-то с себя ответственность снимут, а на мне она так и останется.

В родблоке я пролежала-просидела примерно с 15:00 до 20:00, там же поужинала. Ирония заключалась в том, что передавать в родблок можно было только воду, перекус и книжку. Все необходимое осталось в приготовленной сумке у моей мамы, которая до последнего дежурила внизу (ей отдали и мою одежду). В 19:00 стол передач закрыли.

2. Забудь про стыд

Так я и пошла в тот злополучный вечер в палату с тем, что мне разрешили передать в родблок: вода, книжка, компрессионные чулки и одноразовые трусы. Трусам, пусть и в сеточку, я была особенно рада, потому что ходить по коридорам пришлось в этой тонкой, просвечивающей, ночнушке для родов. Ничего иного мне предложить не смогли: «У нас нет».

Остальные беременные на меня, конечно, косились, но чего только, лежа на сохранении, не увидишь, правда? Пациенты — это же не совсем люди, правильно? Какой может быть стыд у беременной? Вы видели, как они рожают? И это прямо перед врачами!

И ладно бы мне надо было просто лечь в постель и дождаться 11 утра, когда откроется стол передач. Но меня остаток вечера гоняли по осмотрам, дважды сделали УЗИ, еще раз сделали КТГ. Стоит их поблагодарить, конечно, вот только кабинеты находились на разных этажах, а я так и бегала, обдуваемая всеми ветрами. И это мы не забываем, что еще с 30-й недели у меня должен быть «полулежачий режим», мне дома-то рекомендовали только до туалета и обратно вставать, прогулки — по полчаса в день…

Закончилось это шоу «голые и смешные», когда медсестра повела меня на УЗИ в кабинет, который располагался на самом входе в перинатальный центр, в коридоре, где сидели беременные в сопровождении мужей и только ждали, когда их зарегистрируют и заселят. Перед самой дверью в этот коридор нас перехватила другая медсестра с воплем: «Куда вы ее ведете? Там же мужчины!»

Мне дали халат — тоже бумажный, одноразовый, такой же небесно-голубой, но поплотнее. Просвечивать, как Каспер, доброе привидение, я перестала, но осадочек остался.

3. Занимай очередь на КТГ до завтрака

Очереди будут всегда, на всех этапах. В очереди на прием в стационар тебя всегда будут обходить те, кого привезли на скорой, а их могут подвозить хоть полдня. А у тебя впереди еще осмотр УЗИ, на кресле, заполнение документов…

В конце концов, может просто не быть свободной койки в отделении, так что ты просидишь в коридоре, пока кто-нибудь не выпишется. В среднем от двери до больницы до заселения в палату пройдет от трех до пяти часов. Может больше, но быстрее — это, наверное, только на скорой… Я не пробовала.

Жизнь в стационаре тоже состоит из очередей — на УЗИ, на уколы, самая долгая — на измерение КТГ (регистрация и анализ частоты сердцебиения плода в покое, движении).

Аппарата всего четыре, стареньких, сама процедура может затянуться на час, а провериться надо, как правило, половине отделения.

Вот когда мне вспомнилась та «удобная кушетка, на которую я не присяду».

Кушетки, конечно, здесь есть: жесткие, простенькие — но с огромным животом и такой будешь рада. Однако людей в очереди всегда больше, чем посадочных мест. Беременные занимают очередь, кладут, в знак того, что мысленно они с нами, свою простынку («Простынки не забываем, не теряем!»).

Бывалые делают финт ушами: занимают очередь на КТГ и идут сидеть в очереди на УЗИ или на ЭКГ (они покороче). Еще один хороший вариант — очень быстро съесть свой завтрак и бежать под дверь кабинета КТГ. Есть шанс оказаться в первых рядах. Главное, чтобы тебя не опередили те, кто лежит тут вторую неделю и уже знает всех медсестер поименно.

4. Не доверяй больничной аппаратуре

Вся аппаратура не очень новая и не всегда работающая. Пока я ждала заселения в родбоксе, медсестра пыталась включить аппарат измерения давления и случайно выключила вообще все приборы в палате. Затем выяснилось, что одна из розеток в моем родбоксе не работает в принципе, а это была единственная свободная розетка.

И так везде, по мелочи: аппараты КТГ вечно зажевывали бумагу или отказывались регистрировать шевеления, как ты на кнопку ни нажимай. Данные пациентов в них вводили ручкой, метким и сильным надавливанием, иначе клавиатура не реагировала.

Стоит только вспомнить, как я попала на сохранение во второй раз из-за неправильно измеренной ЧС. С сердцем у плода все было хорошо, кстати. За ту неделю, что я провела в патологии, утром и вечером делая КТГ, ничего подобного не повторялось. Так что больничной едой я наслаждалась просто так, на всякий случай, из-за какого-то глюка аппаратуры. Но это ведь хорошие новости, правда?

Если по показаниям местных аппаратов что-то не так, всегда лучше перепроверить. Есть шанс, что на самом деле все в порядке!

5. Все лекарства покупай сам

Из «лечения» в стационаре — мне капали магнезию. Ее там капают вообще всем, универсальное средство. Прогестерон я покупала сама и прилежно ставила себе его в виде свечей. В стационаре мне его, конечно, назначили, но почему-то так ни разу и не выдали. Ни когда я лежала в патологии малых сроков, ни в патологии больших сроков.

Кстати, когда сам покупаешь себе все пилюли, свечи и так далее, меньше шансов, что тебе «подсунут» что-то не то. Например, моя соседка по палате в патологии больших сроков уже неделю старалась родить, но пока схватки не наступали. Медсестры упорно приносили ей утром и вечером прогестерон. И только когда я рассказала, что мне нужен такой же, чтобы пока не рожать, она обратилась к врачу. Выяснилось, что ей назначен совсем другой препарат, но: «Почерк неразборчивый, показалось, что прогестерон».

Зато анализы у вас будут брать с удовольствием, всякий раз проходя по всему списку, даже если вы лежали у них неделю назад. Так положено. Причем некоторые анализы, особенно мазки, не приходили из лаборатории даже к моей выписке. Так что я звонила спустя пару дней врачу, который меня вел в стационаре, чтобы узнать результаты.

Пессарий я себе в итоге тоже покупала сама, заказывала курьером. Врач помогла правильно выбрать размеры и рассказала, что единственный вариант поставить пессарий бесплатно — это если он остался после кого-то. И этот кто-то решил его оставить. И вам подошел его размер.

«Какой вам хороший пессарий выдали!» — восхитилась лечащий врач в женской консультации, когда я пришла к ней после первого стационара. «Угу, в тот же день», — чуть не съязвила я.

6. Береги воду и не выбрасывай пустые бутылки

Не знаю, почему так, но самая большая ценность в стационаре — это обычная питьевая вода. Ни в патологии малых сроков, ни в патологии больших сроков нет ни одного кулера. Посреди коридора стоит стол, на нем 2-3 чайника с кипятком. Когда вода в чайниках остывает или кончается, их уносят — долить и разогреть.

Пила я много, до двух литров воды в день, и ждать, пока остынет кипяток в кружке, мне было не с руки. Так что главным предметом для передач стали бутылки с обычной водой.

Я могла обойтись без дополнительной еды, протянуть на странных больничных «деликатесах» (омлет, утопленный в геркулесовой каше, — фирменное блюдо, не иначе!), но без воды страдала, высчитывала, как растянуть бутылку до следующей передачки.

Кстати, если выйти из палаты посреди ночи, скорее всего, вода в чайниках уже остынет, и никто не понесет ее подогревать. Можно залить кипяченую воду в опустевшие бутылки. Только новичок и салага выбрасывает их в стационаре! Вдруг снабжение прервется, воду вам не принесут? Кипяченая, конечно, противная, но лучше, чем ничего или чем остужать по полдня в кружке.

Остальной быт стационара терпим. Во всяком случае, я чего-то такого и ожидала. В каждой двухместной палате стоит еще одна койка. Зато, если вам не хватит тумбочки, то скажут, что койка-то временная и тумбочка к ней не полагается. Раз палата двухместная, то и стульев, и мест за столом в ней два. Самый скромный будет завтракать, обедать и ужинать на кровати, и хорошо, если у него есть тумбочка, чтобы поставить тарелку. Некоторые едят по очереди. Вы любите холодную овсянку?

7. Не верь, что тебя выпишут через день-два. И не проси

«Понимаете, я не могу вас выписать на следующий день, еще не пришли анализы, не было никакого лечения… Мы тогда ничего по страховке не получим. Так что только под расписку. А может, полежите? Все же срок большой, лучше перепроверить…»

Полежать меня уговаривали все разы, что я лежала на сохранении. Вот, например, пессарий. Мне его поставили за 48 секунд. Я, конечно, считала в гиппопотамах, так что плюс-минус две секунды. А пролежала я неделю, пока анализы, пока курьер привез пессарий, и еще пару дней после. И провожала меня врач фразой: «А хотите еще денек полежать?»

И только последний раз на сохранении я точно знала, что лежу не зря, а в конце меня ждет приз — плановое кесарево в 38 недель и двойня. Рожала я тоже по ОМС, но это уже совсем другая история…

Adblock
detector
14 queries in 0,222 seconds.