Можно ли заранее выявить «школьного стрелка»?

Это практически невозможно, но ученые работают над решением этой проблемы.

Стрельба в школах и других учебных заведениях — одна из самых тяжелых проблем, с которыми сталкивается современное общество. Внезапное и, как кажется, необъяснимое и немотивированное проявление насилия со стороны вроде бы обычного подростка, хладнокровно расстреливающего своих ровесников и учителей, конечно же, невероятно шокирует и пугает.

В России за 2021 год произошло уже два таких случая: 11 мая в Казани и 20 сентября в Перми. Когда происходит очередная трагедия, один из главных вопросов, который задают люди — можно ли было предотвратить то, что произошло? Можно ли заранее вычислить того, кто однажды возьмет в руки оружие и пойдет убивать?

Над проблемой профайлинга потенциального школьного стрелка («скул шутера») уже давно работают психологи и психиатры, но особых успехов в этой сфере не наблюдается.

Может быть потому, что, согласно статистике ФБР, будущие шутеры — внешне совершенно заурядные подростки, они обычно ничем не выделяются на фоне своих сверстников. Только примерно у четверти из них имеются явные психические отклонения. В большинстве случаев они вполне легально владеют оружием, и пускают его в ход далеко не сразу — в среднем временной период между неким событием, которое послужило триггером для вспышки насилия и, собственно, самой «кровавой баней» составляет примерно год. Ни друзья, не семья, ни социальные службы обычно не замечают ничего такого, что могло бы насторожить и навести на мысль о готовящемся нападении. Но даже если и есть что-то, что внушает тревогу, профилактические проверки обычно ничего не дают.

Тем не менее, у школьных стрелков есть много общего — физическое и эмоциональное насилие в детстве, неполная или проблемная семья, потеря близкого человека, школьная травля…

Часто будущие шутеры» чувствуют себя изгоями, не могут социализироваться, у них, как правило, мало или вообще нет друзей. Их преследует чувство одиночества, отчаяния, безвыходности и безнадежности, у них появляются суицидальные мысли. Однако такие проблемы не уникальны, с ними сталкиваются многие подростки, у которых, тем не менее, не возникает желания пойти убивать.

Как же происходит эта трансформация, как депрессия и мысли о суициде превращаются в мечты о насилии и убийстве? Специалисты склонны считать, что все дело в том, что такие подростки страдают в одиночестве, либо потому, что просто не умеют просить о помощи, либо потому, что остаются не услышанными теми, кто мог бы помочь. Со временем отчаяние может превратиться в ярость, в желание отомстить тем, кто отвергает, унижает, не замечает, и подросток начинает фантазировать о мести. В этих фантазиях он ассоциирует себя с другими школьными стрелками, выбравшими убийство как способ решения своих проблем.

Возможно, вовремя оказанная психологическая поддержка могла бы предотвратить вспышку насилия, но все упирается, опять-таки в то, что заранее вычислить потенциального шутера очень сложно.

Недавно исследователи из Университета Бен-Гурион (Израиль) предложили задействовать для раннего обнаружения школьных стрелков (или «одиноких волков», как они их называют) искусственный интеллект. Для этого ученые решили использовать посты, которые стрелки обычно публикуют в соцсетях прежде, чем отправиться стрелять. Исследователи предположили, что такие тексты могут содержать некие характерные «звоночки», которые можно автоматически выявлять, и на их основании проводить скрининг соцсетей на потенциальных шутеров, тем более что тревожные сигналы в их постах, скорее всего, начинают появляться задолго до акта насилия. Например, жалобы на тупик, безнадежность, травлю и так далее.

Исследователи обучили нейросеть на примере постов, написанных более чем пятью тысячами подростков и молодых людей, восемнадцать из которых стали в итоге школьными стрелками. Были выделены почти две сотни основных тем (например, насилие, стыд, боль, любовь и так далее) и относящихся к ним ключевых слов, по которым можно проводить скрининг. В итоге искусственный интеллект смог с достаточно высокой степенью точности выявить посты «одиноких волков» из общей массы текстов.

Скорее всего, в обозримом будущем полагаться на такую технологию на все 100% будет нельзя, и индивидуальная работа с подростками, борьба с буллингом в школе и насилием в семье, помощь в социализации для тех, кому этот процесс дается с трудом, — останутся более значимыми.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.