Главная » Новости » «Нет шприцов и денег, течет крыша, а больным надо поболтать за жизнь». Как работают медики в фельдшерско-акушерских пунктах

«Нет шприцов и денег, течет крыша, а больным надо поболтать за жизнь». Как работают медики в фельдшерско-акушерских пунктах

Как можно работать в таких условиях, и является ли отсутствие отопления главной проблемой современных ФАПов? Об этом «Правмиру» рассказали фельдшеры из российских регионов.

Бывает, банально шприцов нет

Специфика работы в селе сильно отличается от работы с городским населением. По признанию фельдшеров, сельчане чаще используют средства народной медицины, благо — все под рукой. И только когда отвары и настои уже не помогают, идут на прием. Основные проблемы, с которыми они обращаются — повышенное или пониженное артериальное давление, хондроз, бронхолегочные заболевания. Еще одна закономерность сельской медицины — пациенты особенно активизируются после сбора урожая.

Однако лекарства для лечения есть далеко не во всех фельдшерско-акушерских пунктах, и не всегда. Например, фельдшер из Самарской области, пожелавший остаться анонимным, рассказал, что из всех лекарств у них есть только необходимые для оказания экстренной помощи. Из оборудования — холодильник, сухожаровой шкаф и стационарный телефон.

— Бывает, банально шприцов нет. В этом случае помогаем таблетками, либо просим, чтобы пациенты приходили со своими препаратами, их можно купить в поселковой аптеке, — рассказывает фельдшер.

— Для обследования пациенты едут в центральную больницу, она расположена в 35 километрах. Или на кладбище, если не повезет.

Летом был случай, — мужчине стало плохо, поднялось давление. Сын его привез на ФАП. А там работала медсестра, ветеринар по образованию. Она не смогла оказать нужную помощь, и пока ехала скорая, мужчина скончался.

Однако если фельдшерско-акушерский пункт был открыт не так давно, то велика вероятность, что в нем есть все необходимое.

— Наш ФАП открыт буквально два месяца назад, поэтому есть даже оборудование, какого нет во многих других сельских больницах — аппарат ЭКГ, все для забора крови, для реанимационной помощи, а также укладки, используемые при педикулезе, желудочных кровотечениях и т.п. В принципе, я могу проводить практически все необходимые манипуляции, даже принимать роды. Только аптеки у нас нет, до ближайшей ехать на автобусе час-полтора. Но я думаю, мы решим эту проблему, — говорит Никита Кораблёв, фельдшер модульного ФАПа в поселке Таргайский Дом Отдыха Кемеровской области. По его словам, на открытии пункта женщины даже плакали — так долго ждали этого момента: ФАПа в поселке не было около 30 лет.

Хорошо обстоят дела с обеспечение лекарствами в поселке Мирном, Челябинской области. По словам заведующей пунктом Ирины Шадриной, сейчас, после того, как прошли все аукционы по закупке лекарств, ФАП на 100% обеспечен препаратами. Однако здесь другая проблема — из оборудования есть только фонендоскоп, градусник, тонометр, глюкометр, ростомер, весы и кардиоджет для снятия ЭКГ.

— За всеми остальными обследованиями пациенты обращаются в районную больницу, которая находится в 25 километрах от нашего посёлка. Запись доступна в пределах двух дней. Если ситуация срочная, то обязательно примут в день обращения, — говорит Шадрина.

Тяжелая ситуация в одном из поселков Республики Крым. По словам фельдшера, пожелавшего сохранить анонимность, лекарств здесь крайне мало и практически полностью отсутствует аппаратура. Нет кардиографа, глюкометра, фибрилятора, кислорода, мешка Амбу.

К этому ФАПу прикреплено 1350 человек, но фактически получается в два раза больше: много приезжих, отдыхающих, тех, кто не прописан в поселке, но вынужден обращаться за медицинской помощью.

— Случаев, когда человека не успевали спасти, не было. Но как-то не могли без спецсредств определить, есть ли инфаркт у пациента. Вызвали скорую, и пока она ехала, поддерживали у него динамику, давление. Скорая до нас едет по-разному, может добираться и больше двух часов. Это зависит от занятости врачей — там всего одна машина на три поселка, — говорит фельдшер.

Отсутствие отопления и протекающая крыша

Помимо отсутствия лекарственных препаратов, фельдшеры, работающие в сельских учреждениях здравоохранения, нередко сталкиваются с бытовыми проблемами: замерзающая на зиму канализация, текущие в межсезонье потолки, тонкие, пропускающие холодный воздух окна. Так, в Самарской области с потолка и стен осыпается штукатурка, а в Мирном сгнили и текут канализационные трубы.

— А еще они промерзают каждую зиму. В этом году засор так и не могут убрать, так что в данный момент канализация, как таковая отсутствует, — говорит Ирина Шадрина.

В крымском поселке состояние здания тоже оставляет желать лучшего: одинарные окна, отсутствие отопления, протекающая крыша. Фельдшер признается: раньше давали уголь, а сейчас установлены три камина, которые долго — по нескольку часов, нагревают помещение. Похожая ситуация в одном из поселков Зеленодольского района Республики Татарстан.

— Зимой часто отключают свет, и ФАП через 15-20 минут превращается в морозильник. Спасают только электропечи. Был бы газ, было бы круто! Но его нет. Здание само по себе очень холодное, утеплить его нельзя, потому что по документации оно таким и должно быть. Поэтому зимой, как только электричество отключают, я уезжаю. Пациенты не против, они относятся с пониманием, — говорит фельдшер Ильшат Абдулганиев.

«Тебе ничего не положено, работай за свои копейки»

По данным Росстата, в первом полугодии 2019 официальная зарплата среднего медперсонала составила 39,35 тыс. руб. При этом самые высокие доходы были зафиксированы в Дальневосточном ФО (93,6 тыс рублей на Чукотке). Меньше всех получают медики в Северо-Кавказском ФО (22,5 тыс. руб. в Карачаево-Черкесии). Фактически же, говорят сами фельдшеры, их реальные доходы намного ниже.

Так, в Самарской области фельдшер получает около 17 тыс. рублей. А еще два года назад его зарплата составляла 12 тыс. В Крыму он зарабатывает около 15-16 тыс (на руки), но столько же там получает и санитарка. В Татарстане «вилка» заработной платы варьируется от 14 до 19 тыс.

— 99.9% работы на ФАПе — это бумажный труд. Поэтому люди и не хотят здесь работать. К тому же нет никаких льгот. Служебное жилье я пытался «выбить», но, увы, ни денег, ни жилья, ни земельного участка мне не предоставили. Даже консультировался в Министерстве, где мне прямо сказали: «Тебе ничего не положено, работай за свои копейки». Так вот и езжу каждый день по 30 минут в поселок, туда и обратно, — говорит Ильшат Абдулганиев, и признается: из-за обилия бумажной работы он был вынужден принять решение об уходе на скорую помощь. — Я думаю, что если бы мне предложили даже один миллион, все равно, не остался бы работать на ФАПе.

Работа сама по себе отличная, рассказывает фельдшер, но получается так, что документы для государства важнее реального лечения населения. Деньги сотрудники получают «за бумаги», то есть за отчеты.

— По программе «Земский фельдшер» я могу получить выплату 500 тыс рублей, но с условием, что отработаю 5 лет в селе. Конечно, я могу их заработать гораздо быстрее в частной клинике. Но я сразу знал, что я пойду в село, и эти деньги для меня не более чем приятный бонус, — говорит Никита Кораблев.

Фельдшеру из Крыма при устройстве на работу обещали выделить землю, подъемные, но ничего так и не дали.

— До того, как я пришла работать на нынешнее место, здесь не было медика четыре года. Я устроилась переводом из стационара, да и к тому же за это время село стало поселком городского типа, и сменилась государственная власть, — рассказывает она.

А иногда нужно и просто поболтать за жизнь

Работа фельдшера в небольшом поселении — это не только ежедневный прием пациентов и бытовые неурядицы. Это еще и эмоциональная составляющая, когда добрым словом можно вылечить быстрее, чем препаратами.

— Наш посёлок небольшой. Большинство населения уже в возрасте, так что доверия врачам мало, но есть все же и те пациенты, которые заботятся о своём здоровье.

Чаще лечат даже не лекарства, а просто разговор и внимание, без них невозможно работать в нашей профессии, — говорит Ирина Шадрина.

Фельдшеры говорят, что иногда приходится побыть и просто приятным собеседником для одинокого человека.

— Люди в очередях спокойные, не как в городе, где пациентов много и всем нужно в один кабинет в одно время. Они поговорят между собой, чаек попьют. У нас даже кулер стоит, можно воды выпить. Многие действительно приходят пообщаться, почему бы им не создать комфортные условия? Есть те, кто приходит посмотреть, как у нас все устроено. Некоторым просто скучно дома, и они идут поговорить — в очереди, потом со мной в кабинете, и так по шесть-семь раз в неделю. Я спокойно отношусь к этому, и если нет других пациентов, ожидающих помощи, могу поговорить «за жизнь». Бывает, что в разговоре мы находим какие-то заболевания. У одной женщины так предположили сахарный диабет второго типа — она сдала кровь, и все подтвердилось, — рассказывает Никита Кораблёв.

Хотя бывают курьезные случаи, когда пациенты звонят «на всякий случай». Он вспоминает: как-то поздно вечером жители поселка немного выпили и решили проконсультироваться, что делать в случае алкогольного отравления.

— Помог советом, не бросишь же трубку со словами «Извините, я не работаю», — смеется Никита.

Президент Владимир Путин признал, что проведенные реформы в области здравоохранения практически оставили людей без доступной сельской медицины. И в начале 2019 года вышло распоряжение, согласно которому в населенных пунктах численностью от 100 до 2000 человек должны быть созданы фельдшерские, фельдшерско-акушерские пункты и врачебные амбулатории в срок до 2020 года.

Согласно данным Росстата, если в 2005 году число ФАПов составляло 43,1 тыс, то к 2016 году оно уменьшилось до 34 тыс. При этом еще четыре года назад в России 17 500 населенных пунктов вообще не имели медицинской инфраструктуры, а 879 малых населенных пунктов не были прикреплены ни к одному ФАПу.

Adblock
detector
21 queries in 0,724 seconds.