«Нехватка вакцин — это позор»: почему пандемия может затянуться

Объясняет директор Европейского бюро ВОЗ Ханс Клюге.

Инфекционисты предупреждают о начале четвертой волны пандемии COVID-19, с которой в Россию может прийти устойчивый к антителам штамм коронавируса «мю». Чтобы обезопасить себя, врачи рекомендуют гражданам строго соблюдать санитарные правила и вакцинироваться повторно. Но Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), напротив, призывает отказаться от ревакцинации и более эффективно использовать препараты в борьбе с пандемией. В интервью директор Европейского бюро ВОЗ Ханс Клюге рассказал, почему организация пошла на такой шаг, откуда берутся суперштаммы коронавируса и как жадность отдельных стран мешает человечеству победить пандемию.

ВОЗ давно предупреждала о возможности появления новых, невосприимчивых к вакцинам штаммов коронавируса. И вот недавно появился «мю» — штамм, устойчивый к антителам. Объясните, почему вирус мутирует и как замедлить этот процесс?

Ханс Клюге: Вирусы эволюционируют со временем, и в этом нет ничего удивительного. ВОЗ и наши международные эксперты постоянно отслеживают и анализируют изменения в COVID-19. И в случае выявления значительных мутаций, мы сможем предупредить страны и общественность о необходимости в адаптации мер по реагированию и сдерживанию вируса.

Вероятность мутации вируса вырастает в том случае, если он широко циркулирует в популяции и приводит к росту заражений. Чем активнее вирус передается — тем больше мутаций. Чем меньше он передается — тем мутаций меньше.

Если вакцины теряют свою эффективность, как же сдержать распространение вируса?

Нужен комплексный подход: необходимо быстро нарастить масштабы вакцинации в каждой стране и соблюдать меры предосторожности, которые играют решающую роль в сдерживании вируса. Мы должны использовать все имеющиеся в нашем арсенале средства: тестирование, отслеживание контактов, карантин и изоляцию, вакцинацию и ограничительные меры.

Последние данные показывают, что полная вакцинация одним из одобренных препаратов помогает защититься от тяжелого течения болезни и госпитализации после заражения штаммами, которые сейчас циркулируют в Европе. Кроме того, все больше фактов указывают на то, что вакцинация снижает риск заражения и дальнейшей передачи вируса.

Кстати, об одобренных препаратах. Когда ВОЗ признает российскую вакцину «Спутник V»? Почему этот процесс так затянулся?

Оценка препарата все еще продолжается. У нас нет ориентировочной даты ее завершения.

Как ВОЗ одобряет вакцины:

Процедура внесения в список вакцин, рекомендованных ВОЗ для использования в чрезвычайных ситуациях (EUL), оценивает пригодность еще нелицензированных вакцин. Конечная цель процедуры — ускорить доступность этих препаратов для людей, пострадавших от ЧС.

Процесс включения препаратов в этот перечень обычно занимает 2-3 месяца. Длительность зависит от качества и доступности данных, представленных разработчиками вакцин, а также от других факторов. Процесс предварительной квалификации более сложен и поэтому занимает больше времени.

ВОЗ оценивает все данные от заявителей по мере их поступления, без каких-то преференций, а после направляет отзывы о полноте или пробелах в предоставленных данных. Решение о включении в перечень принимается на основании наличия полной информации, подтверждающей безопасность, качество и эффективность препарата.

Даже если процесс по включению в перечень начался, это не означает, что ВОЗ располагает всеми необходимыми данными.

В настоящее время мы ожидаем завершения подачи документов заявителем и производителями препарата. Это необходимо для принятия комплексных корректирующих и профилактических мер по итогам прошедших инспекций, а также для рассмотрения оставшихся частей досье препарата. Тогда мы сможем продолжить процесс рассмотрения заявки.

После завершения всех инспекций техническая консультативная группа ВОЗ рассмотрит включение этой вакцины в список препаратов, рекомендованных для использования в чрезвычайных ситуациях. Пока инспекции продолжаются, нам предстоит оценить соблюдение заявителем международных производственных стандартов.

Сегодня проблема наличия вакцин стоит не так остро, как в начале пандемии. Но есть другая беда — многие опасаются вакцинироваться. Они полагают, что у ученых не было времени как следует изучить вакцины и их возможные побочные эффекты. Обоснованы ли такие опасения?

Неготовность людей вакцинироваться понятна в условиях нехватки информации, когда легко распространяются слухи и спекуляции.

ВОЗ тщательно отслеживает все вакцины от коронавируса. Мы плотно сотрудничаем с национальными регуляторами и производителями вакцин и мониторим данные о возможных побочных эффектах. В своих рекомендациях мы опираемся на научные данные и продолжим информировать общественность о любых изменениях в оценке рисков и наших рекомендациях по любой из вакцин.

Отношение людей и их доверие к вакцинации может улучшиться по мере появления информации о препаратах и их безопасности. И некоторые из тех, кто сейчас сомневаются, могут все же решиться на прививку

Обязанность правительств, ВОЗ и наших партнеров в том, чтобы четко проговаривать преимущества вакцинации и снимать всяческие опасения.

Как вы оцениваете действия российских властей в этой области? Ведь пока темпы вакцинации в России достаточно скромные по сравнению с другими странами Европы. Что необходимо сделать, чтобы исправить ситуацию?

По состоянию на 24 августа в Российской Федерации было введено 76,8 миллиона доз вакцин от COVID-19. Первую дозу получили 29 процентов населения страны. При этом Европейская техническая консультативная группа экспертов по иммунизации рекомендует как можно скорее вакцинировать 80 процентов взрослого населения в каждой стране.

Российская Федерация стремится к достижению этой цели. Для этого властям необходимо проанализировать тенденции в кампании по вакцинации, выявить проблемы, связанные со спросом и готовностью населения привиться, а также выработать меры государственного вмешательства, исходя из ситуации. В нынешней эпидобстановке нужно отдавать приоритет группам риска.

Несмотря на то что сейчас многие опасаются нового штамма «мю», доминирующим в мире все же остается «дельта»-вариант. Некоторые специалисты утверждают, что заражению этим вариантом больше подвержена молодежь. Это так?

Что касается «дельта»-варианта, то мы наблюдаем рост заражений во всех возрастных группах. Нет данных о том, что дети особенно подвержены заражению этой разновидностью вируса.

Заражению подвергаются те, кто не соблюдает меры предосторожности. Вот почему ВОЗ продолжает рекомендовать комплексный подход, включая полную вакцинацию. В нашем распоряжении есть множество средств, которые могут обезопасить нас, наших близких и детей.

Может ли болезнь и ее долгосрочные последствия повлиять на фертильность заболевшего или его потомство?

Действительно, у беременных женщин с COVID-19 во втором и третьем триместре риск развития тяжелого заболевания выше, чем у небеременных женщин репродуктивного возраста. Кроме того, при COVID-19 возрастает риск мертворождения и преждевременных родов.

А есть ли у ВОЗ данные, что вакцины от COVID-19 могут приводить к бесплодию, как утверждается в соцсетях?

В настоящее время нет доказательств того, что какие бы то ни было вакцины от COVID-19 вызывают проблемы с фертильностью у женщин или мужчин.

Недавно гендиректор ВОЗ Тедрос Аданом Гебреисус призвал страны мира приостановить ревакцинацию. Зачем это было сделано?

ВОЗ призвала ввести мораторий на ревакцинацию как минимум до конца сентября, чтобы дать возможность привить не менее 10 процентов населения каждой страны.

Вакцинное неравенство, нехватка вакцин — это позор для всего человечества. Если мы не будем бороться с ним сообща, то острая фаза пандемии затянется на годы

Запасы вакцин ограничены. Сейчас наша задача — добиться того, чтобы все страны вакцинировали первой и второй дозой как можно больше людей из приоритетных групп населения. Многие государства еще далеки от достижения этой цели. Третья доза не должна превращаться в «предмет роскоши» для здоровых людей.

Наверняка же есть группы людей, которым третья доза вакцины жизненно необходима?

Это так. При ревакцинации нужно отдавать приоритет наиболее уязвимым группам населения и тем, кто страдает от иммунодефицита, а значит, подвержен риску тяжелого течения болезни и смерти.

Третьей дозой нужно прививать людей с ослабленным иммунитетом, если их организм недостаточно отреагировал на первые две дозы или если у них перестали вырабатываться антитела. На них мораторий распространяться не должен.

Несколько стран европейского региона, включая Россию, начали предлагать населению вакцинацию третьей дозой. Хотя пока нет четких данных об эффективности ревакцинации, это важный момент для стран нашего региона. Некоторые люди из групп риска, получившие прививку более шести месяцев назад, сейчас снова заражаются коронавирусом. Правительства могут и должны принимать все необходимые меры для защиты наиболее уязвимых членов общества.

В апреле 2020 года была запущена всемирная инициатива COVAX. Ее цель — обеспечить равный доступ к вакцинам от коронавируса. Говорит ли необходимость введения моратория на ревакцинацию о том, что механизм COVAX сработал не так эффективно, как ожидалось?

Неспособность мирового сообщества равномерно распределить вакцины лишь подпитывает пандемию.

ВОЗ ставит перед собой следующие задачи: вакцинировать как минимум 10 процентов населения каждой страны к концу сентября, 40 процентов — к концу этого года, а 70 процентов — к середине следующего. Это критические рубежи: если мы их преодолеем сообща, то положим конец пандемии

Мы должны приложить все усилия для увеличения поставок вакцин в бедные страны. Это можно сделать, устранив все барьеры для наращивания производства вакцин, — то есть отказаться от патентов и снять ограничения на цепочки поставок и передачу технологий. Так, в августе ВОЗ и партнеры по COVAX объявили о создании в Южной Африке первого центра передачи технологий по производству мРНК-вакцин от COVID-19.

Поставки через COVAX и другие источники значительно увеличатся в ближайшие месяцы. Странам нужно быть готовыми: начать планирование, позаботиться об оборудовании для хранения и транспортировки препаратов, логистике, финансировании и подготовке медперсонала.

Сколько уже поставлено вакцин в рамках инициативы?

К настоящему моменту COVAX поставил более 200 миллионов доз вакцины — всего 10 процентов от 2 миллиардов доз, которые мы должны поставить к концу этого года. И на это есть одна причина — предложение. Мы призываем страны, где предложение превышает спрос, а также страны-производители вакцин увеличить объем пожертвований через COVAX.

Пока вакцины защищают от тяжелого течения болезни в случае заражения новыми штаммами. Но если не решить проблему с неравным доступом к вакцинам, то новые разновидности коронавируса будут продолжать возникать. Появление новых штаммов ставит под угрозу эффективность уже разработанных вакцин.

То есть, чтобы победить коронавирус, важно вакцинировать население как можно скорее, до того как препараты исчерпают свою эффективность?

Быстрая разработка эффективных вакцин от COVID-19 — одна из немногих историй успеха этой пандемии. Но если те, кто подвержен наибольшему риску, не получат эти препараты, то новые штаммы, которые возникнут в будущем, перечеркнут наши достижения, весь наш прогресс и продлят пандемию.

Государства должны незамедлительно поделиться вакцинами. Только так мы сможем вакцинировать как минимум 10 процентов населения каждой страны к концу сентября. Но такой подход не решит проблему дефицита в долгосрочной перспективе. Необходим комплексный подход — наращивание производственных мощностей, темпов вакцинации и пожертвований вакцин.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector