Главная » Новости » Нобелевская премия-2020: миллион долларов за поимку «ласкового убийцы»

Нобелевская премия-2020: миллион долларов за поимку «ласкового убийцы»

Лауреатами Нобелевской премии по физиологии и медицине в 2020 году в размере 1,1 млн долларов стали Харви Альтер, Майкл Хьютон и Чарльз Райс. Они занимались исследованиями, которые послужили открытию гепатита C в 1989 году и подарили людям возможность исцеления.

Как был пойман «ласковый убийца»?

Гепатит C, или, как его иногда называют, «ласковый убийца», — очень распространенная инфекция. По данным ВОЗ, хроническая форма этой болезни печени есть у 71 млн людей на планете. Тем не менее еще полвека назад об этом заболевании не было известно практически ничего. В 1960-е годы ученые стали подозревать, что бывает гепатит «не А», то есть не острая, быстро проходящая инфекция, именуемая в народе желтухой, которая передается через пищу и воду, а некий тяжелый хронический вирус, убивающий за одно-три десятилетия. В 1964 году был выделен вирус гепатита B, передающийся через кровь. За это открытие американский врач и вирусолог Барух Блумберг получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине в 1976 году.

Но эти два гепатита не объясняли природу еще одной болезни печени, которая возникала у людей после переливания крови.

Американский вирусолог Харви Альтер уже в 1960-е знал, что существует неизвестная форма вирусного гепатита — за ним закрепилось название «гепатит не А и не В».

Альтер методично собирал образцы крови больных людей, у которых не обнаруживался гепатит В, но имелись все признаки заболевания. Вместе с коллегой Эдвардом Табором из Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США он ставил опыты над шимпанзе, заражая их этой неизвестной болезнью, и наблюдал, как животные умирают от разрушения печени. К 1975 году он уже не сомневался в существовании гепатита C, но нужны были доказательства. Они собирались как пазл в течение следующих десяти лет.

Британец Майкл Хьютон занялся выделением неизвестного вируса в 1980-х, когда работал в фармацевтической компании Chiron. Он кропотливо собирал ДНК из крови шимпанзе и пытался определить, на какие из ее фрагментов среагируют антитела крови больных людей, страдавших от неизвестной формы гепатита. С помощью своих молекулярных ловушек он смог, наконец, выследить виновника болезни — РНК-вирус из семейства флавивирусов. Этот возбудитель получил название «вирус гепатита С» и стал сенсацией 1989 года.

Открытие гепатита C в конце 1980-х знаменательно тем, что оно было сделано до того, как стали доступны высокопроизводительные молекулярные методы. Чарльз Райс из Университета Вашингтона в Сент-Луисе сумел определить и выделить участок генома, который казался ему более важным для размножения вируса гепатита С, чем другие. Он смог собрать экспериментальный вирус, который содержал эти участки, и ввести его в печень шимпанзе. В результате у животных развились симптомы, характерные для гепатита. Благодаря этой работе ученые узнали, как именно вирус поражает клетки печени, как он в них размножается и как можно его лечить.

Исследования Харви Альтера, Майкла Хьютона и Чарльза Райса привели в конечном итоге к созданию эффективной терапии, которая сегодня излечивает 95% больных. Если раньше для лечения использовались иммуностимуляторы, то в наши дни против гепатита C применяются препараты прямого действия, которые влияют непосредственно на вирус. Благодаря противовирусным препаратам миллионы людей смогли избавиться от своей болезни навсегда.

До открытия вируса гепатита C любое переливание крови было подобно русской рулетке.

Шансы получить этот вирус были велики, а тестов и лечения не существовало. Хотя ученые стали нобелевскими лауреатами лишь в 2020 году, они уже много десятилетий спасают людей от инфекции. Благодаря им можно без боязни делать переливание крови и соглашаться на инвазивное медицинское вмешательство.

«В этом не было никакой изюминки»

Имена лауреатов Нобелевской премии по физиологии и медицины стали известны 5 октября во время прямой трансляции на канале «Наука». Собеседники Алексея Семихатова прокомментировали это событие в режиме реального времени.

«Я очень хорошо помню арсенал 1980-х годов, догеномной эры молекулярной биологии, потому что я в это время уже активно работал, — рассказал профессор “Сколтеха” Юрий Котелевцев. — Эти люди выделили и охарактеризовали вирус, когда ПЦР только-только входила в медицинскую практику. И они, скорее всего, не пользовались ею. То есть применялись классические методы выделения вируса из ткани больного, пересев на культуры, выделение РНК и методы клонирования и секвенирования (с использованием реактивного секвенирования). Это было сделано в догеномную эру, до того, как появились секвенаторы».

Именно благодаря тому, что открытие было сделано так давно, появилась возможность создать лекарство, отметил Котелевцев. Ведь на создание лекарства уходят десятилетия. Таким образом, смертельный приговор и медленная смерть от цирроза печени и сопутствующего рака были отменены, сказал эксперт и добавил: «Потребовалось вложить много труда, чтобы установить этимологию заболевания, выделить вирус, охарактеризовать. Я снимаю шляпу перед нобелевским комитетом в этом году».

Он заявил, что это открытие можно поставить в один ряд с обнаружением бактерии Helicobacter pylori, которая вызывает язву желудка. Ее первооткрыватели Робин Уоррен и Барри Маршалл получили Нобелевскую премию в 2005 году.

Другое мнение высказал доктор биологических наук, заведующий лабораторией вирусов и микроорганизмов Федерального исследовательского центра «Фундаментальные основы биотехнологии» РАН Андрей Летаров. Он признался, что слегка разочарован решением Нобелевского комитета. «Обычно он дает премии и за значимые и трудные исследования, и за исследования элегантные. Вот я люблю элегантность и неожиданность. Упомянутая история про Helicobacter pylori — она действительно была неожиданной: в тот момент, когда авторы делали эти исследования, никто не верил, что язва в принципе может быть инфекционным заболеванием. Там не было понятно, “а был ли мальчик”».

В качестве примера эксперт привел еще две интересных истории. Одна связана с присуждением премии в 2015 году за лекарство от малярии китайской исследовательнице Ту Юю, которая ухитрилась достать из средневековых трактатов информацию о возможной активности вещества (полыни однолетней Artemisia annua) и довести свое открытие до действующего средства, которое можно практически применять в медицине. Вторая необычная история, по мнению Летарова, связана с премией по химии в 2018 году за фаговый дисплей пептидов и антител. «Она не настолько значима на практике, но это удивительно элегантное решение. Даже становится завидно, что никто не догадался» — отметил эксперт. Нынешние лауреаты Харви Альтер, Майкл Хьютон и Чарльз Райс профессионально и хорошо отработали, разобравшись в теме, которая была на тот момент достаточно понятна: было очевидно, что это инфекционное заболевание, вирусное по природе. «В этом не было никакой неожиданности и научной изюминки», — добавил Летаров.

Adblock
detector
21 queries in 0,707 seconds.