Главная » Новости » Парижские катакомбы: как французы встретились с мертвецами

Парижские катакомбы: как французы встретились с мертвецами

Когда человеческая жизнь заканчивается, тело еще продолжает оставаться в мире — в качестве физического объекта, которого можно подвергнуть вскрытию или пластинации, мумификации или погребению. Что, как и почему происходит с телами умерших? Об этом рассказывает книга Алексея Козлова «Посмертные приключения», которая выходит в издательстве «Бомбора». С разрешения правообладателя проект Здоровье Mail.ru публикует одну главу — одну из самых безобидных и наименее пугающих — «Парижские катакомбы».

Алексей Козлов «Посмертные приключения» | Издательство «Бомбора»

Далеко не все знают, что под Парижем простирается целая сеть гигантских рукотворных катакомб, история которых начинается еще в эпоху Римской империи. Жизнь кипит не только на улицах французской столицы, но и под ними, правда, тесно соприкасается со смертью. Сотни километров запутанных тоннелей, забитых миллионами человеческих костей, лежащих там уже больше двух веков…

В I веке из открытых карьеров в окрестностях поселения Лютеция на левом берегу Сены римляне наладили добычу известняка. В XII веке, в связи с расширением Парижа и необходимостью строительства военных укреплений, домов, церквей и дорог, ресурсов понадобилось больше. Рабочие перешли к интенсивным подземным выработкам. К XVI веку большая часть известняка была поднята на поверхность.

В 1774 году произошел крупный обвал. Поскольку к тому моменту карьеры оказались в черте города, пострадали жилые районы, а многие дома в буквальном смысле ушли под землю вместе с жильцами. Спустя три года по приказу короля Людовика XVI была создана Генеральная инспекция каменоломен, которой поручили надзор за состоянием катакомб. Многочисленные подземные ходы и галереи укреплялись опорами из камня и известняка. На специальных табличках инспекторы отмечали точную дату сооружения дополнительной поддерживающей конструкции.

Одновременно с этим у властей Парижа появилась и другая, не менее серьезная проблема — огромное количество городских кладбищ.

Когда кладбища переполнялись, готовили земли для новых захоронений. Останки из старых могил выкапывали и складировали в отдельном помещении. Иногда из костей сооружали целые художественные композиции, которыми украшали часовни.

Яркий тому пример — костница в чешском городе Кутна-Гора. Интерьер готического костела полностью выполнен из человеческих останков. Из костей создан даже фамильный герб семьи Шварценбергов, члены которой когда-то выкупили церковную землю.

К концу XVIII века Париж представлял собой практически гигантское кладбище, где останки миллионов горожан были погребены в несколько ярусов. Постоянным спутником парижан стала ужасная антисанитария, а среди погребенных в братских могилах были десятки тысяч жертв черной смерти XV века. Несмотря на это католические иерархи выступали против закрытия городских кладбищ и их переноса за стены Парижа. Религиозные традиции и выгодный похоронный бизнес, сконцентрированный в руках церкви, превзошли здравый смысл. Погосты стали источником отвратительного зловония и инфекций, в особенности кладбище Невинных, хоронить на котором начали еще в IX веке. К XVII веку невыносимый смрад распространялся далеко за пределы гигантского кладбища даже в сильные морозы.

Перенесемся ненадолго в 1771 год, в Москву, охваченную эпидемией чумы, пришедшей прямиком с фронтов русско-турецкой войны. Горожане, надеясь на исцеление, массово стекались к Варварской башне, где над входом в православную часовню висела считавшаяся чудотворной икона Боголюбской Богоматери. Священники призывали паству участвовать в крестных ходах, полагая, что это позволит людям избавиться от моровой язвы — именно так на Руси называли чуму.

Участие людей в массовых религиозных шествиях и прикладывание к иконе лишь способствовало росту эпидемии. Ежедневно умирали до 1000 человек. Чума выкашивала целые кварталы и районы — московские улицы были буквально завалены трупами. Поняв, что вера лишь усугубляет ситуацию, 15 сентября 1771 года священники во главе с архиепископом Амвросием закрыли доступ к реликвии, вернув икону в монастырь, и запечатали короб, где хранились пожертвования, собранные во время массового паломничества. Разъяренная толпа православных, лишенных надежды на чудо, разгромила монастырь и расправилась с архиепископом Амвросием, а после участники бунта принялись уничтожать карантинные заставы и имения знати.

В конце концов московский чумной бунт был жестко подавлен. Троих крестьян и одного купца, причастных к убийству архиепископа, повесили, остальных зачинщиков отправили на каторгу. В итоге 17 ноября 1771 года Правительствующим сенатом был издан указ, запрещающий проводить захоронения при городских церквях и постановивший создавать новые кладбища за пределами городской черты. И это при том, что еще в 1723 году Петр I запретил хоронить покойников в Москве и других городах. Исключение делалось лишь для знатных персон.

Вернемся во Францию, где первые попытки выдворить кладбища из населенных пунктов предпринимались уже в середине XVIII века. В 1763 году парижский парламент запретил устраивать захоронения в городской черте, но существовавшее к тому моменту положение дел сохранялось вплоть до 1780-го, когда обрушилась массивная трехметровая стена, внутри которой хранились кости погребенных людей, в результате чего подвалы близлежащих домов оказались завалены человеческими останками, которые копились в братских могилах на протяжении без малого восьми веков. После этого наконец-то вступил в силу запрет хоронить на городской территории, и десятки парижских кладбищ были закрыты.

В течение нескольких лет на кладбище Невинных вскрывали захоронения, а извлеченные из могил кости отправляли на дезинфекцию. Поскольку после обработки останки нужно было куда-то девать, было решено заполнить ими пустующее пространство заброшенных известняковых каменоломен. Вначале кости и черепа просто сваливали в кучи, а уже в XIX веке их начали аккуратно складывать штабелями вдоль стен.

Парижские катакомбы XIX века запечатлел известный французский фотограф Надар (он же Гаспар Феликс Турнашон). Вид разбросанных останков навевал на него мысли о хрупкости и мимолетности человеческой жизни.

«Этот череп, на который наступила твоя нога, безымянные останки, забытые, потерянные и брошенные, могли принадлежать твоему деду, который любил и был любимым», — писал фотограф.

Надар делал снимки с выдержкой в 18 минут, что исключало возможность фотографирования людей, занятых подземными работами. В качестве моделей он использовал манекенов, которые тащили деревянные тележки, доверху наполненные человеческими останками…

В годы Второй мировой войны в катакомбах под Парижем располагались бомбоубежище и штабы французского Сопротивления и немецкого командования. После войны тоннели облюбовали любители острых ощущений. Тогда же вокруг катакомб возникла целая культура. Сегодня так называемые катафилы не просто бесцельно блуждают по подземельям французской столицы, а дни и ночи напролет составляют подробные карты витиеватых ходов и изучают все, что связано с историей бывших каменоломен.

В 1955 году доступ в катакомбы был закрыт, но даже приличные штрафы не останавливают любителей побродить по подземным лабиринтам и прикоснуться к многовековой истории Парижа. Катафилы с легкостью проникают в катакомбы через канализационные люки и заброшенные подвалы. Создается впечатление, что все дороги неизменно ведут в подземный мир, расположенный намного глубже метрополитена и построенной в 1970-х годах линии пригородного экспресса.

Из безымянных останков более шести миллионов человек, выкопанных на парижских кладбищах в XVIII–XIX веках, был создан уникальный оссуарий (галереи, сложенные из скелетированных останков погребенных людей), посмотреть на который ежедневно приходит огромное количество туристов. Официальный вход в катакомбы находится на площади Денфер-Рошеро. Желающие посмотреть на горы костей иногда часами простаивают в очереди, а спустившись вниз по узкой винтовой лестнице на глубину около 30 метров, попадают в небольшое помещение, над аркой которого красуется предостерегающая надпись: «Остановись! Здесь находится царство смерти». На стенах с отесанной каменной кладкой висят фонари и огнетушители. С грудами костей неизменно соседствуют христианские кресты и таблички с отмеченными названиями кладбищ, откуда были перенесены останки, а также назидательные надписи, напоминающие живым о неизбежности смерти.

Доступные туристам катакомбы — это путь под землей в полтора километра без каких-либо ответвлений. Там невозможно потеряться, и все сделано для того, чтобы люди чувствовали себя максимально комфортно, если это вообще возможно в окружении миллионов костей.

С одной из многочисленных куч человеческих останков можно взять череп и повертеть его в руках. Кому он мог принадлежать? Возможно, неизвестному парижскому бедняку или даже жителю эпохи династии меровингов (V– VIII вв.). А быть может, и самому Людовику XVI, закончившему жизнь на гильотине в 1793 году и похороненному на кладбище Мадлен. Когда кладбище было закрыто, останки погребенных людей были перенесены в другое место, а чуть позже — в парижские катакомбы.

Считается, что в этих тоннелях покоятся останки писателей Шарля Перро и Франсуа Рабле, ученых Блеза Паскаля и Антуана Лавуазье, революционеров Дантона, Робеспьера, Марата, королевского архитектора Шарля Гийома.

Adblock
detector
17 queries in 0,942 seconds.