Главная » Новости » Почему все больше женщин мечтают отказаться от стремления к идеальному телу?

Почему все больше женщин мечтают отказаться от стремления к идеальному телу?

Сторонники относительно нового течения — бодинейтральности — утверждают, что внешнему виду в принципе не следует придавать большого значения, как это делают активисты бодипозитива или, напротив, почитатели культа внешнего вида, и что главное для человека — не лицо, а здоровье.

Проблема тела волновала людей задолго до того, как общество начало активно обсуждать термин «бодипозитив». Еще Сократу приписывается мысль о том, что «тело — это не благо и не зло». Из этой философской мысли можно сделать вывод, что физическая оболочка — не самостоятельная ценность, а всего лишь инструмент для заключенных внутри разума и души. Тело позволяет разуму воплощать в материальном мире нематериальные идеи — будь то простое удовлетворение физических потребностей или творчество.

Тезис Сократа и его последователей на протяжении столетий оспаривался множеством не менее авторитетных в своем роде лиц. Красота, особенно женская, возводилась в абсолют, воспевалась поэтами, изображалась художниками.

Причиной такой абсолютизации было обычное человеческое тщеславие и то, что ныне называют «объективацией». Женское тело приравнивалось к предмету роскоши и престижного потребления, «радующему глаз и чресла» мужа. Жениться или сделать своей наложницей красивую женщину означало продемонстрировать свою состоятельность и доступ к ресурсам. Женщины, в свою очередь, пользовались красивой внешностью, чтобы устроить личную жизнь, решить материальные проблемы и даже добиться власти.

Читайте также: Врач предостерег женщин от «кубиков» на животе. Они могут спровоцировать проблемы с фертильностью

Позже, с появлением теории Дарвина, под тщеславие стали подводить биологическую основу: физическая красота и молодость — показатели фертильности и здоровья. Самец стремится получить здоровое потомство и потому выбирает себе красивую (а значит, здоровую) самку.

Разумеется, во все времена люди видели, что между внешней красотой и физическим здоровьем нет однозначной взаимосвязи, но предпочитали эту мысль не афишировать. Она рушила концепцию «физическая привлекательность как символ плодородия». Хотя даже в дикой природе есть множество видов животных и птиц, у которых красота и броский внешний вид требуются от самца, а не от самки.

Однако для того чтобы состязаться в красоте партнерш, нужно было выработать стандарт красоты. А где стандарт — там и мода, то есть изменения требований в зависимости от веяний времени и переменчивости вкусов. Так и выходило, что в разные десятилетия от женщин ожидалось соответствие различным стандартам для того, чтобы они котировались на брачном рынке и могли быть с выгодой для своих семей выданы замуж или самостоятельно устроить свою жизнь на средства покровителей.

В одном из эссе сборника «Картонки Минервы» итальянский философ и писатель Умберто Эко доказывает, что едва ли не каждое десятилетие женщины были вынуждены корректировать свою внешность, подстраиваясь под новые иконы стиля. В XVIII веке это была, например, фаворитка Людовика XV мадам Помпадур, в XIX — актрисы и куртизанки, в XX — кинозвезды от Марлен Дитрих до Джулии Робертс. В прошлом веке процесс особенно ускорился благодаря развитию медиа. Те женщины, которые отказывались причесываться под Брижит Бардо или худеть как Твигги, теряли шансы на устройство личной жизни.
Для коррекции фигуры в 19 веке использовали корсет. Он помогал женщинам выглядеть стройнее за счет сужения в области талии | Facebook/@Юлия Кузина

Так или иначе, почти всегда привлекательными считались женщины с узкой талией (причем иногда при этом обязательной считалась пышная грудь, а иногда — ее почти полное отсутствие), пышными волосами и гладкой кожей. Все это подразумевало молодость. Претензии на эротическую привлекательность женщин среднего возраста считались в лучшем случае сомнительными, а в худшем — высмеивались.

Если в XIX столетии проблема талии решалась стягиванием в тесный корсет, а полная грудь, плечи и руки допускались и даже считались привлекательными, то после того как с легкой руки модельера Поля Пуаре женщины освободились от корсетов, в моду вошла худоба. Практически весь прошлый век понятие «красивая женщина» практически автоматически означало «стройная женщина», а «стройная» означало «худая». Даже пышногрудые дивы вроде Софи Лорен должны были при этом быть длинноногими и тонкими в талии.

Начало неформального движения bodypositive принято относить к середине 1960-х годов — одновременно с сексуальной революцией и второй волной феминизма. Право женщин на интимную жизнь больше не связывалось с браком. Женщины сами решали, как распорядиться своими репродуктивными возможностями — а значит, пропала необходимость преподносить себя как товар на брачном рынке. Вместо замужества и жизни на содержании супруга можно было учиться, работать, самостоятельно обеспечивать себя и вовсе не выходить замуж.

Тогда же женщины во весь голос заявили, что они вправе не только одеваться, как им нравится, — например, в джинсы или мини-юбки, — но и отказаться от подчинения стандартам в физических параметрах тела.

Девушки с формами или интеллектуалки в очках, не следящие за модой, заявили о своем праве быть такими, какие они есть, без оглядки на стандарты красоты.

Однако именно в этом моменте интересы свободолюбивых женщин столкнулись с интересами компаний-производителей одежды, белья, косметики, а чуть позже — средств для депиляции: если в 1960-е небритые подмышки и зона бикини у женщин считались абсолютной нормой (достаточно вспомнить хрестоматийный кадр из одного из фильмов с Софи Лорен, где она, закинув руки за голову, демонстрирует растительность), то уже в 1980-е производители бритв и пены для бритья стали активно «шеймить» небритых женщин.

Рост числа людей с лишним весом в США и других странах в конце XX — начале XXI века привел к тому, что оппонентами бодипозитивистов стали не только фэтшеймеры, напиравшие на неэстетичность и антисексуальность излишнего веса, но и ЗОЖники, которые указывали, что критически большая масса тела приводит к множеству заболеваний сердечно-сосудистой системы, суставов, эндокринной системы и так далее. Бариатрические хирурги, занимающиеся операциями на желудке у людей с избыточным весом, и пластические хирурги, стоящие на службе у стандартов красоты, выступают на этом направлении единым фронтом.

Врач утверждает, что после сорока у таких людей непременно начинаются проблемы со здоровьем. «Можно себя не успокаивать тем, что “меня все любят и такой”, потому что чувствуется, что сами-то себя вы не любите ни капли, раз загнали на финишную прямую. И к финишу вы сможете примчаться лет на двадцать раньше, чем ваши ровесницы с нормальным индексом тела», — заключает эксперт.

Споры о том, что такое бодипозитив — свобода или распущенность, обострились с появлением социальных сетей, особенно Instagram. Многие блогерши и инфлюэнсерки, залогом успеха которых у поклонников зачастую становится их эффектная внешность и стройная фигура, нелицеприятно отзываются о своих бодипозитивных конкурентках вроде Тесс Холидей, Искры Лоуренс или Фелисити Хейворд, а также их последовательницах. Примеров этому масса, особенно в российском сегменте соцсетей, где традиционно бодипозитив противопоставляется ухоженности женщин, следящих за собой. Так, летом 2020 года российская инфлюэнсерка и инстаграм-блогерша Яна Левенцева раскритиковала бодипозитивщиц — на что, впрочем, получила довольно резкую ответную реакцию.

Adblock
detector
10 queries in 0,183 seconds.