Главная » Новости » «После кесарева у ребенка психологическая травма». Почему это миф

«После кесарева у ребенка психологическая травма». Почему это миф

Нет окситоцина. Что дальше?

Как-то я проводила вебинар для родителей о привязанности. Одна из участниц спросила: «У меня было кесарево сечение, не усугубит ли травму привязанности раздельный сон с ребенком?»

Я спросила, откуда идея, что у ребенка проблемы с привязанностью. И мне прислали пост достаточно известной акушерки. Она писала, что при кесаревом сечении у женщины не запускается естественная любовь к ребенку, потому что во время родов не выделились нужные гормоны.

Выходит, после кесаревых родов сложнее быть хорошей мамой? Сложно не переживать чувство вины и тревоги, когда такое слышишь. Но так ли это на самом деле?

Действительно, в родах вырабатывается окситоцин. Он поддерживает процесс схваток и помогает на потугах. Способствует естественному обезболиванию и снижению уровня стресса. Так тело помогает нам переживать схватки и подготовиться к материнской роли.

Окситоцин действует не только в родах, он выделяется и при взаимодействии с людьми и ситуациями — помогает нам ощущать себя в безопасности, чувствовать связь с близкими. Иногда его даже называют гормоном любви.

Если схваток не было и случились запланированные оперативные роды, тогда не происходит выработки окситоцина при подготовке к родам и во время схваток. Когда схватки были, но роды закончились экстренным кесаревым сечением, то не происходит выброса окситоцина на потугах.

Но это не означает, что нам сложнее будет даваться роль мамы и мы не сможем построить полноценные отношения привязанности с ребенком. Потому что выделение гормонов — это не волшебная кнопка, которая раз и навсегда запускает нужное поведение.

Как гормоны влияют на поведение

Гормоны не управляют нашим поведением, они помогают нам адекватно реагировать на то, что происходит во внешней среде. Наша оценка событий — важнее. Только после того, как мы определили значение ситуации, выделяются гормоны, приходят чувства, а вслед за ними — действия.

Например, вы гуляете по лесу, и вдруг кусты зашевелились. Вы подумали: «О, там, наверное, заяц!» Почувствовали интерес, радостное предвкушение, достали телефон и приготовились фотографировать. А если при движении кустов рождается мысль: «Волк!» — то приходит страх и вы убегаете. Событие одно и то же, а реакции на него могут быть диаметрально противоположными — все зависит от контекста и нашей оценки происходящего.

Так же беременность и роды: физиологически одинаковые процессы, которые могут переживаться по-разному, в диапазоне от неприятия и тревоги до радости и умиротворения. Окситоцин выделяется не один раз во время родов, он продолжает работать и при каждом нашем взаимодействии с ребенком, но важно, чтобы мы оценивали эту ситуацию как хорошую и безопасную для себя, тогда мы будем спокойны и гормоны смогут поддерживать ощущение удовольствия и интереса.

Представим ситуацию: долгожданный малыш, кесаревы роды и первые объятия — счастье!

И тут маме говорят: «Да ты не сама родила! Тебе будет сложнее его любить, у ребенка будет травма привязанности».

 В голове этой женщины может поселиться мысль: «Ты плохая мать, навредила ребенку».

Какие чувства это вызовет? Боль, разочарование, тревогу, злость на себя. Вряд ли они помогут спокойно налаживать отношения с ребенком, чувствовать тепло и радость от материнства. Стресс и тревога не способствуют выработке окситоцина.

Представим, что этой же самой маме после кесаревых родов сказали: «Поздравляем, какой чудесный малыш, вы справились, желаем быстрого восстановления». Она уходит домой, знакомится с малышом с ощущением, что все получится — в этом случае осваивать материнскую роль проще, и гормоны помогают.

Процент оперативных родов во всем мире достаточно высокий, в России около 30% малышей появляются на свет путем кесарева сечения. И ученые их хорошо изучили.

Сейчас профессиональное сообщество сходится на том, что сам способ родов не играет существенной роли в психологическом благополучии женщины и ребенка. Важен объем поддержки, который получает мать в родах и после них, потому что окситоцин выделяется не один раз — во время родов, но и дальше должен помогать нам во взаимодействии с ребенком каждый день.

Чем больше вины и тревоги окружение будет вызывать у мамы, тем сложнее ей устанавливать контакт с ребенком. Идея о том, что кесаревы роды «плохие» и «неправильные», наносит больший урон психологическому благополучию мамы и налаживанию контакта с ребенком, чем сама операция.

Любовь приходит не сразу — это нормально

Бывает, что после кесаревых родов женщина не сразу чувствует любовь к ребенку? Конечно, как и после естественных родов. И это нормально.

Формирование привязанности — это процесс, который занимает время и рождается во взаимодействии взрослого и ребенка, а не благодаря выбросу того или иного гормона.

Человек — сложное существо с тонкой настройкой, мы не пользуемся простыми предустановленными механизмами, которые включаются по щелчку. Гормоны — это важная часть регуляции нашей жизни, но не единственная. Один и тот же гормон может иметь разный эффект в зависимости от того, как мы оцениваем ситуацию. Поэтому ощущение поддержки и безопасности — ключевое для родов и послеродового периода.

Физиологичные роды, не требующие медицинских вмешательств — прекрасные. Природа помогает нам подготовиться и пережить их. Но это не значит, что кесаревы роды — катастрофа. Это форма появления ребенка на свет, она требует уважения и совершенно точно не является препятствием для формирования привязанности и любви между мамой и малышом.

Если вы родили путем кесарева сечения — вы хорошая мама.

Adblock
detector
23 queries in 0,436 seconds.