Главная » Новости » Пять невероятных историй о спасении жизни на борту самолета

Пять невероятных историй о спасении жизни на борту самолета

Для большинства пассажиров полет на самолете является важной частью путешествия. У многих есть ритуалы и привычки, связанные с перелетом: одни обязательно пьют капучино в кафе с видом на самолеты, другие непременно выбирают место около окна, третьи предпочитают весь полет провести за просмотром фильма или чтением книги.

Иногда в полете не все идет по плану — из-за замкнутого пространства, длительного пребывания в сидячем положении и других факторов может подвести здоровье. Чаще всего медицинская помощь не требуется — недомогание проходит само собой или исчезает после приземления. Однако случаются ситуации, в которых без помощи не обойтись — бортпроводники начинают искать врачей среди летящих тем же бортом пассажиров. Мы собрали пять впечатляющих историй, в которых врачам пришлось оказывать помощь прямо в летящем над облаками самолете.

Место рождения: где-то над Атлантикой

В декабре 2017 года на борту самолета, направлявшегося из Нью-Дели в Нью-Йорк с пересадкой в Париже, произошла необычная ситуация. Командир корабля спросил, нет ли среди пассажиров врача — на призыв откликнулись уролог Сидж Хемаль (Sij Hemal) и педиатр Сьюзан Шеферд (Susan Shepherd).

Медикам рассказали, что помощь требуется Тойин Огундайп (Toyin Ogundipe), у которой неожиданно начались роды. Экстренная посадка была возможна не ранее чем через два часа, а потому врачи вместе с бортпроводниками начали готовиться к тому, что, скорее всего, ребенок появится на свет на борту самолета.

Схватки шли уже с периодичностью раз в 10 минут и постепенно становились чаще. Тойин перевели в бизнес-класс, где было больше места и меньше пассажиров. Женщина летела с четырехлетней дочерью, присматривать за которой осталась одна из стюардесс.

Используя медицинское оборудование, которое имелось на борту, врачи контролировали давление, пульс и уровень кислорода в крови женщины. Уже через час схватки шли каждые две минуты, а еще спустя полчаса на свет появился мальчик. Доктор Хемаль перерезал пуповину, а доктор Шеферд осмотрела ребенка и помогла матери приложить его к груди.

«Я чувствовала себя в надежных руках, — рассказывала потом миссис Огундайп. — Медики делали все то, что должны делать врачи и акушерка в обычной больничной палате. И, если хотите знать, делали все даже лучше».

После посадки в Нью-Йорке новорожденного малыша вместе с мамой и старшей сестрой отвезли в больницу. Спустя день семейство отправилось домой, никаких нарушений в состоянии мальчика и его мамы обнаружено не было.

Апельсин, который чуть не стал убийцей

В ноябре 2004 года Юрий Иосифович Бравве, доктор медицинских наук, сейчас возглавляющий Городскую клиническую больницу № 1 Новосибирска, вместе со своими друзьями летел рейсом Новосибирск — Пекин.

«Мы летели уже часа два, начали разносить ужин, в том числе и фрукты — апельсины. У женщины, которая съела апельсин, развилась аллергическая реакция немедленного типа, спровоцировавшая последующую остановку сердца, — рассказывает Юрий Бравве. — Экипаж обратился к пассажирам с вопросом, есть ли на борту врачи, мы вызвались помочь. Пассажирку переместили в первый салон, где летело очень мало людей, — освобождая место для оказания помощи, экипаж и мои друзья буквально вырвали один или два ряда кресел. У женщины было очень низкое давление, а в целом состояние было близко к терминальному».

Команда медиков во главе с Бравве проводила реанимационные мероприятия: искусственный массаж сердца по закрытому типу, дыхание рот ко рту с одновременным контролем давления. После того как была зафиксирована остановка сердца, было принято решение о введении имевшегося в бортовой аптечке адреналина непосредственно в сердечную мышцу.

«Моя основная специальность — организация здравоохранения, но кроме этого у меня имелся сертификат по торакальной (легочной) хирургии. Через грудную клетку я сделал укол прямо в сердце — так мы пассажирку “завели”. Аптечка на борту оказалась на удивление хорошо укомплектованной — там были и противоаллергические препараты в растворе, таблетированные лекарства по понятным причинам не годились. Для того, чтобы привести женщину в сознание, нам потребовалось около 40 минут. В дальнейшем она нам рассказала, что никогда ранее с такой пищевой аллергией не сталкивалась. Фамилии этой женщины я не знаю, но на обратном рейсе экипаж сказал, что осведомлен об инциденте, а также рассказал, что с ее здоровьем все в порядке».

Экстренной посадки в Хабаровске удалось избежать — Бравве счел, что состояние пациентки удалось стабилизировать, а потому самолет долетел до Пекина, где пассажирку у трапа встречала бригада скорой помощи.

«К тому времени у меня было за плечами почти 15 лет хирургического стажа — опыт реанимации у меня был солидный. Этот случай не единичен, я неоднократно оказывал помощь пассажирам на борту — случались болевые синдромы, эпистатусы, потери сознания. Однако такая ситуация, когда наблюдалась угроза жизни пассажира, все же уникальна. Я всегда с собой вожу документы, подтверждающие мой врачебный статус, а также достаточно серьезную аптечку, позволяющую мне при необходимости оказать помощь».

Заблокированный мочеиспускательный канал

Пассажиру рейса, летящего из китайского Гуанчжоу в Нью-Йорк, стало плохо: аденома предстательной железы заблокировала мочеточник, сделав невозможным мочеиспускание. В мочевом пузыре скопилось почти 1000 мл мочи, из-за чего возникла реальная опасность его разрыва.

Мужчина испытывал сильные боли, ему требовалась медицинская помощь. До места назначения оставалось еще около шести часов, экипаж обратился за помощью к пассажирам, среди которых оказался хирург Чжан Хун.

Врач оценил ситуацию и заключил, что существует опасность для жизни пациента — действовать следовало немедленно.

Вместе с другим врачом, также летевшим тем же бортом, он соорудил катетер для отвода мочи — для этого ему потребовалась трубка от кислородной маски, трубочки от молока, которое подавали пассажирам, скотч и шприц, имевшийся в бортовой аптечке.

Впрочем, вскоре выяснилось, что игла шприца слишком мала и не годится для удаления скопившейся мочи.

Чжан Хун принял решение вытягивать мочу ртом: за 37 минут он извлек таким образом около 800 мл мочи. Состояние пациента улучшилось, а риск разрыва мочевого пузыря был сведен к минимуму.

Хирург пояснил, что иного способа помочь мужчине, страдавшего от сильнейших болей, не было, именно поэтому ему пришлось действовать в критической ситуации таким образом.

Приступ астмы и самодельный ингалятор

Трансатлантический перелет чуть не стал смертельным для двухлетнего мальчика, страдающего астмой. На борту у него начался тяжелый приступ: ребенок задыхался, ему необходимы были ингаляции, а родители обнаружили, что сдали небулайзер в багаж в одном из чемоданов.

На помощь маленькому пациенту пришел доктор Хуршид Гуру (Khurshid Guru), руководящий отделением роботизированной хирургии в одном из онкологических институтов США. Врач измерил уровень кислорода в крови — показатели были очень низкими. Экстренная посадка была невозможна.

На борту был ингалятор для взрослых, который не годился для использования ребенком.

Доктор Гуру сконструировал детский небулайзер, который обеспечил доступ и необходимого лекарства, и кислорода в легкие ребенка. Для этого ему потребовался взрослый ингалятор и пластиковая бутылка — вскоре после начала использования этого необычного приспособления, сделанного буквально на коленке, мальчик начал дышать нормально и перестал задыхаться.

К моменту приземления все было отлично — приступ не повторялся, госпитализации не потребовалось.

Доктор Гуру рассказал, что трижды совершал трансатлантический перелет — во время каждого из них ему приходилось оказывать пассажирам помощь на борту.

Три остановки сердца над Сибирью

В феврале 2018 года травматологу, спортивному врачу Алексею Степанову, который сопровождал сборную югорского колледжа-интерната олимпийского резерва, пришлось трижды «запускать» сердце пассажирки, летевшей тем же рейсом.

Его пациенткой оказалась 34-летняя девушка, солистка хора Пятницкого, который летел на гастроли в Ханты-Мансийск. Спустя час после вылета капитан воздушного судна объявил, что требуется врач. Откликнувшийся на призыв врач обнаружил, что одна из пассажирок без сознания. Бортпроводники уже начали проводить реанимационные мероприятия, которые, однако, не увенчались успехом.

Вскоре у женщины остановилось сердце — запустить его удалось довольно быстро, женщина пришла в себя, и казалось, что ее состояние нормализовалось. Однако через 15 минут все повторилось — снова произошла остановка сердца, а потом еще одна.

На вопрос бортпроводников о необходимости экстренной посадки Алексей Степанов ответил утвердительно — до Сыктывкара, ближайшего населенного пункта, было не более 20 минут. Впрочем, сесть удалось не сразу, пока аэропорт не давал посадку, врачу пришлось еще дважды проводить сердечно-легочные мероприятия, чтобы сердце снова стало биться.

Пассажирку отправили в больницу Сыктывкара — через несколько дней она связалась со Степановым, чтобы рассказать о своем самочувствии. Оказалось, что два года назад она перенесла инсульт.

«Когда произошла третья остановка сердца, и мы смогли реанимировать пассажирку, — для меня это было огромное счастье. Слава Богу, что все получилось! В таких ситуациях волей или неволей задумываешься о ценности нашей жизни. Я для себя решил, что в самолет буду брать все аппараты и медикаменты, необходимые в критической ситуации, не сдавая их в багаж, чтобы шансов на спасение человека в нестандартной ситуации было еще больше», — говорит врач.

Adblock
detector
17 queries in 0,412 seconds.