Главная » Новости » В селе под Челябинском уволились практически все врачи скорой помощи

В селе под Челябинском уволились практически все врачи скорой помощи

МОСКВА, РИА Новости, Мария Семенова. В селе Октябрьском Челябинской области — скандал с фельдшерами скорой помощи. Медики утверждают: они были вынуждены работать на полторы или две ставки, замещать санитарок и диспетчеров, а о полноценных выходных давно забыли. К таким условиям сотрудники привыкли, но с начала года их зарплата сократилась на треть, и они не выдержали.

Сейчас четверо написали заявление об увольнении. В первую очередь пострадают местные жители: им и до этого приходилось ждать неотложку полдня или добираться до больницы самостоятельно. Все потому, что на район протяженностью восемьдесят километров — всего две машины скорой и шесть фельдшеров.

«Шесть пострадавших, а я одна»

Условия труда сельских медиков, по их словам, и раньше нельзя было назвать комфортными: напряженный график, работа на несколько ставок, длинный список обязанностей — и дежурство в приемном покое, и мытье полов, и уход за пациентами больницы. На бумаге график у фельдшеров такой: дневное двенадцатичасовое дежурство, затем ночное, после — два выходных. Однако на практике медработники иначе как чудом два выходных подряд не называют.

«Ставка — 160 часов, а мы отрабатывали и 200, и 240. Один наш фельдшер уже уволился, но если бы он не ушел, у него получилось бы в этом месяце триста с лишним часов: больше, чем две ставки», — рассказывает РИА Новости Оксана Малясова. Она дорабатывает в больнице последние дни.

Во всем Октябрьском районе одна подстанция скорой помощи с двумя машинами. Обслуживает и райцентр, и окрестные деревни, часто приходится уезжать на 40−50 километров от больницы. Выездная бригада состоит из одного фельдшера. «Мы работаем в одиночку: водитель и врач. Это нарушение законодательства, конечно, в бригаде должны быть хотя бы два медика, — разводит руками Оксана. — Но я здесь 29 лет, и так было всегда. Выезжала недавно на массовое ДТП: шесть пострадавших, а я одна».

«У нас выбора нет»

У фельдшеров есть негласный график чередования смен: один день они работают на скорой, второй — дежурят в приемном покое (принимают вызовы и встречают больных). Едва ли не ежедневно объясняют местным жителям: машина сможет приехать только через несколько часов, поэтому лучше добраться до больницы самостоятельно.

«Вот я уехала в деревню за 60 километров, в это время поступает вызов в село в другом конце района с жалобой на нарушение мозгового кровообращения. В вызове было отказано, родственники привезли пациентку сами, если бы они ждали нас, упустили бы время», — приводит пример Малясова.

Хотя машин две, обычно выезжает одна — на второй попросту некому ехать. Но если случается, к примеру, массовое ДТП, второй дежурный фельдшер отправляется на вызов, и приемный покой остается без присмотра.

«Если дежурный доктор соглашается сидеть в приемном покое, хорошо, нет — берем чемоданы и уезжаем, у нас выбора нет. Но тогда в “приемнике” попросту некому ответить на звонок, когда кому-то потребуется скорая помощь», — делится подробностями с корреспондентом РИА Новости фельдшер Ирина Зубова (имя изменено). На этой неделе она отработала последнюю смену в больнице.

«Я на один вызов могу тратить два-три часа: пока доедешь, пока перенесешь в машину, пока назад доберешься. Нам говорят: вы не сильно переработали, план не выполнили. Но если приходится ездить на 60−80 километров?» — недоумевает Оксана Малясова.

«Сами моем, сами носим»

Фельдшеры в один голос твердят: в ночное время из больницы уходят даже санитарки, ухаживать за пациентами приходится им самим. «Принимаем вызовы, выезжаем, оформляем, моем пол…» — уточняет Ирина Зубова. Не легче и на вызове: не у всех больных есть родственники или соседи, готовые помочь, поэтому фельдшеры, среди которых уже немолодые женщины, сами переносят пациентов в машину. «Нет соседей, так вдвоем несем — водитель и я. Так всегда было», — говорит Малясова.

Оксане почти пятьдесят, 29 лет она отработала в Октябрьской районной больнице: «Я люблю эту работу, я на своем месте. У меня одна запись в трудовой — пришла в 1990-м году фельдшером скорой помощи, и раньше никогда в мыслях не было уйти».

Малясова признается: к тяжелому труду привыкла, но с тем, что и без того маленькую зарплату сократили, смириться не может. «Если бы меня устраивала зарплата, брала бы я лишнюю смену в почти пятьдесят лет? Мне очень тяжело спать по два часа в сутки. Дома тоже забот полно: у меня и дети, и внуки, личная жизнь какая-то. Но мы все понимали, разбирали смены, хотя всегда говорили главному врачу, что нам нужны кадры. Когда у моих коллег детки болели, мы оставались втроем или вчетвером. Я уже не помню, в каком году брала больничный. Температура, защемилась межпозвонковая грыжа — наешься обезболивающих, встаешь и идешь на работу. Все это привычно. Но когда не оплачивается труд… Мы же не рабы, чтобы работать бесплатно», — с горечью говорит фельдшер.

«Оклад выше, зарплата ниже»

Медики возмутились, когда поменялся алгоритм начисления зарплаты. «С 1 января повысили оклад, но уменьшили доплаты за стаж и ночные дежурства. Раньше я получала за стаж 80 процентов: это было семь тысяч при окладе в девять. Сейчас оклад 14 тысяч, доплата за стаж — две тысячи. Так же и с “ночными”: раньше было 80 процентов, сейчас двадцать. Разница получается ощутимая», — объясняет Оксана.

«Я потеряла в зарплате семь-восемь тысяч. До этого брала много смен — 200−208 часов, получалось около 35 тысяч в месяц. Главврач обещал: когда поднимут оклады, вырастет и зарплата, а вышло, что оклад повысили, но реальный доход уменьшился», — добавляет Ирина Зубова.

В сентябре пять из шести сотрудников скорой помощи написали заявление на увольнение. Один — Артем Тенегин — потом передумал и остался в больнице. РИА Новости связалось с ним. «Я плачу алименты, а еще у меня сертификат заканчивается в следующем году, его нужно подтверждать каждые пять лет. В больнице мне обещали, что будет нормальный график: сутки через двое», — поясняет Артем. Чтобы сводить концы с концами, в свободное время он занимается покраской машин и мелким ремонтом — и, конечно, как и все остальные фельдшеры в Октябрьском, выполняет функции диспетчера и санитара.

«Переученные акушерки»

Главврач отказался общаться с корреспондентом агентства, переадресовав наши вопросы региональному Минздраву. Впрочем, со слов фельдшеров нам стало известно, что больница уже нашла замену некоторым из них. «Есть кандидатуры — переученные акушерки. Кроме того, один фельдшер приехал по программе “Земский доктор”, еще один живет в Челябинске — будет работать вахтовым методом. Не знаю, правда, насколько это реально», — замечает Оксана Малясова.

Она также обращает внимание на то, что руководство не пыталось удержать сотрудников. «От главврача ни одного звонка. Его заместитель позвонила недавно, когда вышла из отпуска: “Может быть, передумаешь?” Да нет, поздно уже передумывать. Заберу трудовую, буду искать работу. Это единственная больница в районе, но, может быть, я в другом населенном пункте устроюсь. Только не в городе — я человек сельский», — делится планами собеседница.

«Просто они стали меньше работать»

В Минздраве Челябинской области, впрочем, не видят трагедии в произошедшем. «По нашей информации, уволился один человек, на его место уже принят новый сотрудник», — заявили агентству в ведомстве.

Фельдшеры поясняют: пока ушел действительно только один медик, но остальные написали заявления об увольнении, срок их отработки закончится со дня на день.

«Снижения зарплаты не было. Изменилась ее структура, о чем предупреждали еще в конце прошлого года: увеличение окладной части и сокращение стимулирующих выплат. Медицинским организациям выделяют такую же сумму на оплату труда, как и раньше. Некоторые фельдшеры говорят о сокращении, но, как показали наши проверки, их зарплата соответствует нагрузке. У кого-то снизилась нагрузка из-за увеличения штата, однако в час они получают столько же, просто стали меньше работать», — поставили точку в областном министерстве.

Adblock
detector
21 queries in 0,696 seconds.