Главная » Новости » Все не так страшно? Психологи о коронавирусе

Все не так страшно? Психологи о коронавирусе

Коронавирус — это не только домашний «арест», маски и санитайзеры. Это еще и распространённые утверждения, которые переходят от человека к человеку (как вирус!), но чаще всего не имеют под собой реальных оснований. Попросили психологов прокомментировать самые частые из них.

Утверждение № 1: «Боязнь смерти — это ненормально!»

Сергей Чесноков, психолог, гештальт-терапевт:

«Страх смерти — это основной экзистенциальный витальный страх, люди боятся умереть, и это эволюционно обусловленное явление. Однако существует токсичный уровень страха — ужас, если мы говорим о витальных страхах, и паника, если речь о социальных страхах. Когда страх достигает токсичного уровня, то есть уровня непереносимости, то, конечно, лучше обратиться к специалистам».

Роман Чудинов, медицинский психолог, психоаналитик:

«Если большинство боится умереть — значит, это нормально. Но я подозреваю, что в вашем вопросе есть другой контекст: адекватно ли так бояться? Здесь интереснее. С психоаналитической точки зрения, мы не можем бояться смерти, так как у нас нет субъективного опыта умирания. В этом месте можно вспомнить известную фразу Эпикура: “Когда мы есть, то смерти еще нет, а когда смерть наступает, то нас уже нет”. Но тем не менее присутствует нечто, что люди называют “страхом смерти”.

Это некий фантазм, имеющий отношение к самой природе нашей психики. Он связан с ощущением нашей отделенности от мира.

С тем, что развитие нашей психики идет по этому пути, так как уже с 1,5 лет ребенок может отделить себя от окружающего мира. Мы знаем это по так называемому зеркальному тесту. Дополнительная сложность в том, и здесь мы возвращаемся к психоанализу, что мы отделяем себя не только от внешнего мира, но и от внутреннего, от своего бессознательного. Да к тому же часто путаем одно с другим».

Полина Песня, психолог, гипнолог:

«Страх смерти — естественный спутник инстинкта самосохранения, и в норме он есть у каждого. Поэтому в текущей ситуации, когда нас ежедневно атакуют тревожными новостями, беспокоиться о своем здоровье и здоровье близких — абсолютно нормально.

Чувство страха заставляет нас вести себя осторожнее на инстинктивном уровне — оно является сигналом того, что нам что-то угрожает.

Если бы мы вообще не боялись заболеть и умереть — то не стали бы соблюдать никаких санитарных ограничений, что сильно увеличило бы шанс заразиться.

Поэтому страх смерти — залог того, что вы не поленитесь лишний раз обработать руки санитайзером и не будете нарушать самоизоляцию без веской причины, что сохранит ваше здоровье, и, возможно, жизнь».

Надежда Саламахина, психолог, гештальт-терапевт:

«Страх смерти в той или иной степени присущ большинству людей. Ситуация с коронавирусом из-за своей масштабности затрагивает много сфер жизни, рушит привычный уклад. В моменты кризиса появляются те переживания, которые в обычной жизни возникают редко. И страх смерти от коронавируса — одно из них.

Важно понимать, что страх смерти у каждого человека имеет свой индивидуальный облик.

У одного — это боязнь умереть, так и не пожив. Если человек живет свою жизнь не так, как он хочет, а реализует чужие мечты, предает себя из-за страха ошибок или возможного осуждения. У другого — страх смерти близких. Это и переживание бессилия от того, что он не может защитить родных в полной мере, и понятное нежелание сталкиваться с болью утраты. Если говорить о специфике смерти именно от коронавируса, то это смерть от удушья — что само по себе мучительно и пугающе.

Если обобщать причины страха смерти — это страх жизни здесь и сейчас во всех ее проявлениях, как прекрасных и радостных, так пугающих и болезненных. И уход от той жизни, что есть, в мысли и переживания о том, какой она будет в будущем. А в ситуации пандемии и кризиса будущее неопределенное и оттого страшное. В этом случае выход — заметить, что прямо сейчас вы живете: дышите, двигаетесь, делаете повседневные дела».

Утверждение № 2: «Страх перед коронавирусом навязан СМИ!»

Сергей Чесноков, психолог, гештальт-терапевт:

«Полагаю, что совместное сложное переплетенное действо. С одной стороны, есть реальная угроза. С другой стороны, есть уровень тревоги в социуме, и теперь эта тревога обрела форму и стала конкретным страхом. С третьей стороны, СМИ, конечно, вносят свою лепту, отчасти формируя ситуацию, отчасти реагируя на нее».

Роман Чудинов, медицинский психолог, психоаналитик

«Люди не столь однородны. Часть людей боятся, потому что подвержены психическому заражению. Другая часть вообще отрицает проблему. Третьи — оценивают разные сценарии, и в соответствии с этим формируют стратегии адаптации к ситуации».

Полина Песня, психолог, гипнолог

«Тревогу сейчас в основном испытывают либо те, кто склонны к тревожности и в “мирное время”, либо те, кто действительно находится в группе риска, — и в этом случае она вполне оправдана. Но я сомневаюсь, что многие люди боятся заражения — невысокий индекс самоизоляции и новости про “вечеринки в Бутово” подтверждают эту догадку.

Я бы не стала обвинять СМИ в насаждении страха — они, как всегда, просто отвечают предложением на спрос. Статьи про коронавирус собирают огромное количество просмотров, всем это интересно — они пишут про это. Однако мы сами можем дозировать информацию, не давая себе впасть в панику — именно информационная перегрузка может вызывать тревогу, поэтому важно вовремя переключаться на другие темы».

Утверждение № 3: «У психологов стало больше клиентов из-за страха перед коронавирусом»

Сергей Чесноков, психолог, гештальт-терапевт:

«Пока не могу такого сказать. Стало больше тем, связанных с изоляцией, с отношениями с родственниками, с которыми заперт на карантине, со страхом потерять работу, с тем, что непонятно, как реагировать на разницу мнений: “Я сижу на карантине, а моя мама, которой за шестьдесят, не верит в вирус и ездит на метро”».

Хотя общий уровень тревоги, конечно, возрос, но я думаю, что нам еще только предстоит столкнуться с психологическими последствиями изоляции

Алена Фетисова, консультирующий психолог, нарративный практик

«Нет, еще ни один мой собеседник не сказал про страх перед коронавирусом. Уровень тревоги и правда повысился, но связывают его обычно с нынешней ситуацией неопределенности, в которой мы все оказались. У всех есть множество вопросов про то, что происходит, а главное, что будет дальше, но никто не может дать ответов. Кроме общей неопределенности люди столкнулись с условиями самоизоляции, это новый и для многих непростой опыт, который тоже принес с собой много не всегда положительных эмоций и состояний».

Скорее можно сказать, что усилилось то, что и так было — это то, что происходит с любыми процессами в условиях кризиса

Роман Чудинов, медицинский психолог, психоаналитик

«Непосредственно ко мне с запросом проработки страха перед коронавирусом никто не приходил. У некоторых клиентов в связи с ситуацией обострилось их состояние, но в рамках характерных способов реагирования на стресс. Для других же ситуация дала новые ресурсы. Часть клиентов стала приносить больше сновидений, что в психоанализе позволяет им еще лучше узнать новые грани своей личности, найти новые ресурсы и идеи в это непростое время».

Полина Песня, психолог, гипнолог

«Сейчас в моей практике самый частый запрос — как не сойти с ума на самоизоляции и не разругаться с близкими. Про страх заболеть клиенты говорят очень редко, и большинству достаточно просто высказать его, чтобы тревога уменьшилась.

В текущей ситуации хорошими лекарствами от тревожности являются соблюдение адекватных санитарных мер и трезвая оценка своих рисков. Страх уменьшается, когда мы действуем. Для тревоги будет меньше поводов, если мы знаем, что сделали все, что в наших силах, чтобы защитить себя и близких. Также здорово помогает просмотр и анализ сухой статистики соотношения смертности к выздоровлению — последнего значительно больше, и это не может не успокаивать».

Adblock
detector
16 queries in 0,170 seconds.