Главная » Новости » Вторая волна коронавируса: чего ожидать в ближайшем будущем?

Вторая волна коронавируса: чего ожидать в ближайшем будущем?

Пока что неизвестно, насколько высокой будет у переболевших напряженность иммунитета, как долго и надежно ли он защитит от нового заражения. К другим коронавирусам, которые циркулируют в человеческой популяции, давно и уже хорошо изучены, пожизненного иммунитета нет. Вряд ли COVID-19 станет исключением.

Что покажет тест на коронавирус?

Есть два основных вида тестов на COVID-19.

ПЦР определяет генетический материал вируса, а ИФА — наличие в крови антител к нему (иммунных белков).

У переболевших новой коронавирусной инфекцией данные исследований с высокой вероятностью будут следующими:

  • ПЦР — отрицательная, что подтверждает излеченность (отсутствие в организме вируса);
  • ИФА — положительная, что говорит о перенесенной инфекции и наличии в крови защитных антител против COVID-19.

В чем разница — вирус или антитела?

Разные тесты имеют разные механизмы выявления COVID-19. Можно обнаружить как сам вирус, так и «следы» его пребывания в организме.

МАНК (методы амплификации нуклеиновых кислот) — основная группа анализов для диагностики COVID-19. Самый часто используемый тест — ПЦР (полимеразная цепная реакция). Его суть заключается в обнаружении РНК вируса. Это очень длинная молекула, которая кодирует весь генетический материал.

ПЦР находит фрагмент кода, уникального для SARS-CoV-2 (вируса, который вызывает заболевание COVID-19). Поэтому обнаружение этого фрагмента РНК говорит о наличии возбудителя в организме.

ПЦР — основной тест, потому что эта реакция:

  • дает ранние положительные результаты, как только начинается вирусовыделение (сразу после появления симптомов и даже раньше);
  • исследованию подлежит любой материал, будь то кровь, мазок из носа или рта, мокрота или кал;
  • тест очень точный, хотя он иногда дает ложноположительные результаты, в целом чувствительность высокая (ВОЗ рекомендует к использованию тесты с чувствительностью не менее 70–80%).

ИФА (иммуноферментный анализ) и другие серологические тесты направлены на обнаружение антител в крови. В основном определяются иммуноглобулины двух классов:

  • IgM — появляются в среднем через неделю после заражения, но исчезают через 1-2 месяца;
  • IgG — образуются позже, в среднем через 2 недели, но не исчезают из крови длительное время.

Антитела появляются для борьбы с вирусом. Анализы для их определения менее точны. Если антитела есть, то они обнаруживаются с вероятностью около 90%.

Но у разных людей — разный иммунитет, а у разных вирусов — разные антигенные свойства.

Иногда антитела вырабатываются с большой задержкой. Поэтому серологические исследования не используют для ранней диагностики.

К тому же они нередко дают не только ложноотрицательные, но и ложноположительные результаты.

Антитела IgG после перенесенных инфекций циркулируют в крови долго — несколько месяцев, лет, а иногда и пожизненно. Пока что COVID-19 остается молодой инфекцией. Поэтому нет данных, как долго IgG будут защищать человека от заражения.

При помощи серологических тестов можно приблизительно определить процент людей в стране, которые перенесли COVID-19, в том числе в бессимптомной форме. В Москве проведенное в середине мая тестирование показало, что носителями антител являются 14% жителей столицы.

Что еще увидят анализы?

Исследования китайских коллег Ву и Шена говорят о том, что коронавирус поражает клетки печени и желчные протоки. Половина пациентов с вирусом имеют плохие показатели по печени.

У многих инфекция протекает без симптомов. Но при этом может сильно страдать печень.

Напомню, что в ней нет нервных окончаний, поэтому она не болит. Вот и получится, что проверять ее никто не будет, а через какое-то время мы начнем искать причину проблем с печенью.

Если печень исходно была больная, например из-за жирового, алкогольного или таблеточного повреждения, то COVID-19 сделает еще хуже, но это не будет болеть. Особенно важно отметить роль жировой болезни печени, которая есть у подавляющего большинства людей с лишним весом и встречается у каждого третьего взрослого россиянина, данная патология повышает риск тяжелого течения COVID-19 в четыре раза. Если к печени добавятся и желчевыводящие пути, то мы снова будем искать причину в самом желчном, в печени, поджелудочной или кишечнике, а причиной явился коронавирус. Проблематичным это может быть для людей с холециститом или камнями в желчном пузыре, при застое желчи или удаленном пузыре.

Чтобы уменьшить разрушение печени, нужно убрать жаропонижающие и обезболивающие или пить их по минимуму. Для защиты от вируса нужен правильный состав желчи + иммунный эффект на клетки печени и протоки. Также можно поддержать свою печень с помощью специальных препаратов на основе урсодезоксихолевой кислоты (УДХК). Эта кислота оказывает защитное действие как в отношении клеток печени, так и желчных протоков, и улучшает состояние и функции печени при ее хронических заболеваниях.

Над вакцинами работают в Китае, Европе, США, России и многих других странах. Десятки фармацевтических компаний прикладывают колоссальные усилия и тратят немалые средства, чтобы разработать эффективный препарат. Не исключено, что некоторые будут стремиться сделать и протестировать вакцину раньше других, чтобы первыми войти на рынок и получить максимальную прибыль.

В России вакциной занимается Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени Н. Ф. Гамалеи. Но для ее внедрения нужно немало времени.

Сначала доклинические исследования на животных, затем клинические исследования на людях. Первая фаза исследований проводится на нескольких десятках добровольцев — она уже состоялась. Вторая — на более крупной целевой группе людей. Третья фаза — с участием нескольких тысяч человек. В лучшем случае вакцина появится через год, а скорее всего — через полтора или два.

Какие варианты для предотвращения заражения?

Коронавирус проникает не только через бронхолегочную систему, но через желудок, кишечник и желчевыводящие пути. И даже выделяется из организма с калом. Это было показано в последних китайских и американских исследованиях. Профессора Хофман, Кун, Хи и Джу показали, что COVID-19 имеет белок-шип, прикрепляется к рецепторам ACE2 на клетках печени, желчных путей и кишечника, а не только легких.

Многие имеют хронические болезни легких, в такой ситуации заражение более вероятно, что достаточно очевидно. Но еще большее количество людей имеют проблемы с пищеварением: гастрит, холецистит и различные дискинезии, раздраженный кишечник с уже повышенной проницаемостью, нарушения микрофлоры и колиты. Поэтому очень важно защитить именно желудочно-кишечный тракт, чтобы он не стал входными воротами для вируса.

Защитный механизм для слизистой пищеварительной системы — единый, поскольку сверху донизу она имеет единое строение эпителия, поверхностного слоя слизистой оболочки. Это простагландины, которые восстанавливают слизистые оболочки, их питание, защиту и слой слизи на поверхности. Они не дают вирусу проникнуть в легкие, не дают повреждать желудок и кишечник. Их нет в таблетках, но есть препараты на основе действующего вещества «ребамипид» (в разных странах их производят под разными торговыми названиями), которые стимулируют выработку этих самых простагландинов и защищают слизистые пищеварительной системы и легких. В первую очередь они восстанавливают слой слизи, препятствующий проникновению вирусов к клеткам эпителия и внедрению в них.

Карантин отменили, а вирус остался

Карантин отменили, но вирус никуда не делся. Человечеству придется смириться с его существованием. И быть осторожными — соблюдать гигиенические и профилактические меры теперь просто необходимо.

Стоит иметь ввиду: вполне вероятно, что осенью карантинные меры снова ужесточатся, если пойдет вторая волна эпидемии.

Берегите и защищайте себя и будьте здоровы!

Adblock
detector
26 queries in 0,749 seconds.